Идея, время, любовь

04 ноября 2020
архив Софии Коловской

София Коловская — иллюстратор из Санкт-Петербурга. Аудитория знает её по комиксу «Маленькая гора», группе во «ВКонтакте» One day one sketch и неформальному путеводителю по культурной столице «Петербургский алфавит». В этом году Коловская перевыпустила эту книгу. В новосибирском книжном магазине «Перемен» прошла встреча автора с читателями, где «Рост.медиа» удалось поговорить с Софией о том, почему она не рисует котиков, с чего начался её паблик и как бы иллюстратор изобразила 2020 год.

— Твоя книга «Петербургский алфавит» родилась из выставки. Как ты придумала свой путеводитель?

— В 2014 году лофт-проект «Этажи» устраивал выставку современного творчества. Тогда паблику One day one sketch был всего год, обо мне услышали и позвали поучаствовать. Выставка была про Петербург, я решила упорядочить историю города в рисунках в виде алфавита. Идея неожиданно выстрелила. Кто-то даже забирал буквы с собой, мы тогда не досчитались многих работ.

Проектом заинтересовался издательский дом «Питер». Они предложили напечатать мой алфавит в серии «Неформальный путеводитель», в которой уже вышли путеводители по культовым и злачным местам общепита и каналам, и водным объектам города. У меня было одно условие: отрисую, сверстаю и напишу всё сама. Я добавила к известным ленинградским  достопримечательностям свои любимые магазинчики, бары и кафе, знаменитых петербуржцев и локальные факты о городе. Неожиданно для меня эта идея нашла отклик. Скажу сразу, с этого я не заработала миллионы. Книги — не то, на чём можно сделать большие деньги. Хотя «Алфавит» хорошо продавался, но за пять лет он устарел, и когда «Питер» предложил нарисовать новую обложку для переиздания, я решила перепечатать книгу полностью.

Фото: архив Софии Коловской
— За шесть лет проекта One day one sketch ты нарисовала много историй. С какой идеи ты начинала?

— Я подустала от графического дизайна на бакалавриате, где иллюстрация у нас не поощрялась. Мне хотелось рисовать. На курсах по иллюстрированию, где преподаватели менялись через несколько дней, я у каждого спрашивала: что нужно, чтобы стать иллюстратором? Мне отвечали: «Нужно рисовать». Окей, буду рисовать каждый день, потому что в рисовании, как и в языках, — нужна регулярная практика. Я придумала челлендж — рисовать каждый день, создала паблик во «ВКонтакте», добавила друзей. Понимала, что они смотрят, и мне неловко не выполнять обещание. Вот уже шесть лет рисую. Не думала, что так долго продержусь.

— На странице «Мои очаровательные дамы» ты выкладываешь скетчи с разными девушками, которые как-то вдохновили тебя. Как ты относишься к анатомическому изображению женского тела?

— Просто люблю рисовать девушек. Это эстетично, это раскачивает навыки изображения анатомии. Я участвовала в поддержку художницы Юлии Цветковой. Не знаю, до какого уровня цензуры или самоцензуры мы должны скатиться, что должно произойти в обществе, чтобы женское перестало рассматриваться как объект. Я не рисую максимально анатомические картинки, в моём стиле это будет смотреться странно, но я понимаю людей, которые так делают, их рисунки не вызывают у меня отторжения.

Это не просто про рисунки, это про сексизм Закрыть женское тело в рисунках — это попытка удалить женщин из общества, скрыть их значение. Говорить, заявлять, рисовать об этом важно. Для выставки в поддержку Юлии Цветковой я рисовала комикс, где обнажённую девушку закрывают вырезки с комментариями «это порнография», «убери», «закрой». Последняя картинка комикса — просто чёрная панель, девушка скрыта, её нет.

— Что для тебя рисовать неприемлемо?

— Своим творчеством ты голосуешь за что-то, поэтому нужно внимательно выбирать предложения заказчиков. Я не буду рисовать то, что противоречит моим принципам, я не хочу это поддерживать. Не рисую для пропагандистских историй.

«Mail.ru» предложили проиллюстрировать рекламу о возрождении ISQ, я не смогла найти ни одну причину, почему человек должен воспользоваться ISQ, когда есть Telegram, например, и отказалась. Если не понимаешь, зачем это нужно, то лучше не браться за такую работу.

Ещё я не рисую котиков. Меня раздражает повсеместная истерия вокруг них. У меня аллергия, я их не люблю, и у меня принципиально нет ни одной иллюстрации с котом.

— Есть ли сейчас определённый стиль в изобразительном искусстве?

— Все художественные течения в мировой истории искусства — это фикция. В момент создания художники не причисляли себя к какому-то направлению, если это было не декларировано как кубизм. Направления в искусстве — это ретроспективный анализ: люди спустя век оглядываются на творчество и определяют: «Мм, оказывается, это были фовисты». Может, через десять лет мы поймём, что у нас был за период.

В России популяризируется комикс, раньше этот жанр был стигматизирован. Постепенно люди понимают, что это не только Marvel и DC. Ольга Лаврентьева нарисовала комикс о блокаде «Сурвило».

Столько иллюстраторов, которые делают совершенно разные вещи. Нахожу новых авторов и восхищаюсь, что можно и такую штуку сделать, и из пластилина слепить, и сфотографировать, — и это всё будет иллюстрация.

Иллюстрации: София Коловская

— Многие твои работы гуляют по Сети, твоё авторское право в безопасности? Сталкивалась с плагиатом?

— В свободном доступе больше трёх тысяч моих изображений, жутких историй с нарушением авторских прав у меня не было. Обезопасить себя от плагиата в интернете можно одним способом — выдохнуть и сказать себе: «Если ты что-то выкладываешь, это может быть использовано». Это же борьба Дон Кихота с ветряными мельницами. Ты, как человек, как творческая единица, незаменим. Ты можешь ещё много чего нарисовать, а люди, которые украли рисунки, не могут. Это твои суперсила и преимущество.

— Ты бакалавр и магистр графического дизайна. Скажи, что нужно, чтобы стать иллюстратором?

— Голосую за высшее образование, даже если оно не связано с иллюстрацией. Знать историю искусств здорово и важно, но главное для иллюстратора — много рисовать. Мой путь нетипичный, я училась на графического дизайнера и умею верстать, поэтому делаю книги сама, такой человек-оркестр.

Нужно понимать, что сейчас у девочки или мальчика из глубинки или из города одинаково высокие шансы пробиться через соцсети. Выход в интернет и фотоаппарат (любой), чтобы выкладывать свои работы, — это стартовая площадка, которой, когда я начинала, ещё не было. Если ты реально хочешь что-то делать, показывай это, на тебя обратят внимание. Можно развивать какую-то локальную тему, это интересно и местным жителям, и людям из других больших городов. Если ты живёшь в далёком регионе в сельской местности и знаешь какие-то интересные и актуальные там штуки, то рисуй про это.

Иногда ты делаешь какие-то вещи, думаешь, что они классные, а выстреливает совсем другое. Ты можешь десять лет делать одно, потом нарисуешь какую-нибудь абсурдную штуку, её репостнут, она станет вирусной, и ты проснёшься знаменитым. Это непредсказуемо, и не нужно  зацикливаться на этом. Просто делай то, что тебе нравится.

— По твоим соцсетям видно, что тебе нравится то, чем ты занимаешься. Считаешь себя успешным иллюстратором?

— Мне кажется, я делаю недостаточно, мне нужно больше. Такой перманентный синдром самозванца. Результат меня может удовлетворить, но это ненадолго. У проиллюстрированных книжек срок полтора года, потом я хочу всё переделать. Это не плохо, значит, за это время я эволюционировала.

У нас менталитетом не принято такое самопозиционирование, странно про себя говорить: «Я популярный, успешный». Мне посчастливилось сделать классные проекты, и я продолжаю развиваться, много для этого работаю.

Иллюстрация для меня — работа. Есть заказчик, дедлайны, цель. Мне надо не достичь успеха или обрести популярность, а сделать продукт качественно. Когда делаю личный проект, то тоже не думаю, что он выстрелит и будет супер популярным. Ты это делаешь потому, что не можешь не сделать — настолько хочется чем-то поделиться, у тебя будто горит всё внутри.

— В трёх словах: работа иллюстратора — это?

— Идея, время, любовь.

— Как в одной твоей иллюстрации выглядел бы 2020 год?

— Это комикс из двух панелей: на первой люди чокаются бокалами в Новый год, радуются грядущему десятилетию, на следующей панели — один человек схватился за голову. Как-то так, с юмором.

Понравился материал?
Подпишись на рассылку «Роста»

Читайте также

Лучшие графические романы: читать и смотреть

Подборка графических романов, которые изменят ваше представление о типичных комиксах

Донести до читателя

Руслан Хубиев об издании комиксов и переводе

Высокие темы низкого жанра

Ольга Лаврентьева о документальном комиксе, архивах ФСБ и детских забавах, которые получилось воплотить в графический роман

Давай жестить

Создатели UNDERGROUNDSIBERIA о том, как возле часовни Николая Чудотворца появились зомби и почему космос — это «доброта»

Новая «Алиса»: для себя и для мамы

Голландский иллюстратор Флоор Ридер об особой технике рисунка в «Алисе» и интернациональности иллюстрации

Твой супергерой

Какие супергерои больше всего привлекают молодых людей

Вселенная Karandash, или зачем мне быть Флэшем

«Рост» узнал, почему комиксы всё-таки можно приравнять к художественной литературе