Искусство выжившего

Фото: официальная группа «Вконтакте» фестиваля «48 часов Новосибирск»

Человек в шаре-зорбе в центре города или передвижной телемост с Берлином в Первомайском сквере. Люди, рассказывающие свои секреты и страхи всему городу. Чем ещё смог удивить фестиваль «48 часов Новосибирск», пробудивший на двое суток осенний город? Автор «Рост.медиа» побывал на фестивале и поделился своими мыслями.

Фестиваль «48 часов Новосибирск» проходит всего лишь второй год. Темой в 2021 году стала «Ошибка выжившего». Самым ярким примером такой «ошибки» в наши дни является COVID-19, от которого отталкивается многое на фестивале. Кроме этого, художники затрагивают проблемы смысла жизни и смерти, механизмы отбора, исключения и заблуждений.

«Нарисуй свои страхи»

Выставка находилась в уютном дворике между барами The Rooks и Woody. Концепция заключалась в том, что каждый желающий мог нарисовать свои страхи. Процесс рисунка выводился на стену дворика, а если желающих рисовать не было, то из рисунков делали слайд-шоу. На входе каждый интересующийся мог либо прочесть табличку с пояснением концепции, либо задать вопрос волонтёру. При этом волонтёры старались сами взаимодействовать с людьми и приглашать их принять участие. 

Фото: официальная группа «Вконтакте» фестиваля «48 часов Новосибирск»

—Ты что, боишься клещей?

В основном люди делились на две категории – пришедшие в бар и искавшие выставку фестиваля. Однако, даже те, кто не понимали, что происходит, интересовались и рисовали. Один мужчина долго наблюдал со стороны, а потом решился и изобразил клещей. Когда кто-то из его знакомых спросил: «Ты что, боишься клещей?», тот рассказал историю о недавнем опыте лечения укуса, параллельно рисуя свой страх. Получилось у него правда совсем не злобное насекомое, а последнюю серьёзность рисунка убрала фраза «ах, клещи мои клещи». 

Многие люди воспринимали всё с юмором: кто-то рисовал милых насекомых, кто-то лягушек. Такие рисунки вызывали сильный диссонанс по сравнению с более серьёзными работами. Одна девушка нарисовала семью алкоголиков. Как объяснил волонтёр, эта девушка боялась стать такой же. Другие рисовали абстрактные вещи с посылом страха одиночества, а кто-то поверх рисунка написал фразу «Я боюсь, что героин станет важней моей жизни».

Рассматривая каждый рисунок, невольно задумываешься о том, насколько твой страх серьёзен по сравнению с другими. Каждый стоящий за планшетом и открывающий частичку себя мог взглянуть на свои переживания со стороны и, возможно, таким образом побороть свои страхи. Ведь каждый, кто уходил с выставки, улыбался и говорил «спасибо, до свидания».

«Воздух» и «Элемент»

Они проходили в смежных залах Центра Культуры 19 (ЦК 19). Выставка «Воздух» представляла собой небольшую комнату, посередине которой висел ковёр, а под ним менялись картины города, изображённые на экране. Периодически в видеодорожке встречался звук помех, что начинало тревожить или просто вырывало из раздумий. Один из экспонатов был выделен в отдельную комнату. Он висел посередине комнаты и сопровождался изображением на проекторе, а также звуком, который в буклете обозначается как «дышащий огонь». Эта комната стала местом гипноза: каждый заходивший садился на мягкий пуфик или вставал около стены и просто рассматривал объект, ни с кем не переговариваясь.

Фото: официальная группа «Вконтакте» фестиваля «48 часов Новосибирск»

Самым популярным объектом выставки стал проектор, на видео которого девушка рассказывает про свой опыт изнасилования. Этот экспонат отделялся прозрачной шторой и представлял из себя экран в углу, мягкий пуфик рядом, а также наушники, чтобы слышать происходящее в видео. Такая уединённость и отдалённость от остальной выставки создавала эффект одиночества, но при этом само видео вызывало совершенно разные эмоции у зрителей: кто-то быстро уходил, кто-то садился вдвоем что-то обсуждая в процессе. Одна девушка резко сняла наушники на середине видео и как мне показалось начала трястись, почти моментально возвращаясь к своему спутнику, будто искала в нём успокоение. 

Выставка «Элемент» также представляет собой небольшой зал, который можно поделить на 5 блоков: две фотовыставки, проектор, 4 экрана с своеобразными тематическими коллажами и 4 картины, напоминающие по стилю афиши. Как рассказал один из авторов Ильдар Садыков, выставка на момент фестиваля дошла не полностью (на таможне возникли какие-то проблемы), но большую часть фотографий успели распечатать уже в Новосибирске. Главной задачей стало раскрытие культуры Узбекистана. Сама же выставка входит в фестиваль «48 часов Ташкент» и рассказывает о жизни, а также о проблемах, с которыми сталкивается народ. Так, например, выставка самого Ильдара Садыкова показывает не только жизнь народа, но и главные элементы одежды, которые, по словам автора, всё чаще заменяются узорами других национальностей. В этом Ильдар видит огромную культурную проблему для народа Узбекистана. Ещё одной проблемой делится в своих работах Виктор Ан. Автор представляет фотографии на тему «Аральского моря», которое, как утверждает Ильдар Садыков всё больше иссыхает, при этом очень долгое время именно оно являлось источником жизни в Узбекистане. Работа Лазизы Тулягановой «Новая ретроспектива звезды» наглядно рассказывает об изменениях культуры Узбекистана при смене эпох (переход к советскому и постсоветскому периодам), а выставка Муххидина Рискиева проектировку зданий Узбекистана в виде космических объектов. Вся выставка сопровождается национальной музыкой, что полностью погружает в атмосферу Узбекистана, где зрители с любопытством рассматривают экспонаты и с удовольствием слушают, как художника, так и экскурсовода.

Гостиница «Грёзы»

Гостиница «Грёзы» — инсталляция на входе в Первомайский сквер, где действительно можно было подсмотреть живые эмоции людей, ведь очень часто участниками события становились обычные прохожие, даже не знающие про фестиваль. Именно там люди с любопытством останавливались и изучали стенд, многие заглядывали внутрь в надежде увидеть жителей (художников перфоманса), но при мне лишь расстроенно отходили, прочитав записку, что никого нет дома. У некоторых, помимо непонимания, можно было разглядеть какое-то пренебрежение и недовольство, но зато были и те, кто активно доставал телефоны, заглядывал внутрь и просто очень заворожённо обсуждал инсталляцию. Больше всего мне запомнился мужчина, который активно пытался шутить на тему того, насколько комфортно жить в своеобразном «номере». 

Но были и те, кто очень консервативно отзывался. Со мной заговорила женщина, рассказавшая о том, как она ходила на выставку Пикассо и Гои и после этого она произнесла фразу в стиле: «Наверное, на другие выставки после Пикассо и Гои ходить не стоит». 

Хотя консервативно отзывалось не только старшее поколение: так от компании молодых людей я услышала полное непонимание замысла и достаточно негативные отзывы. В целом, если описывать эмоции людей, то можно сделать вывод, что это была помесь непонимания, радости и детского любопытства, ведь все привыкли к обычному виду парка и увидеть такой перфоманс для многих = испытать стресс.

«Искусство выживания»

Одна из тех выставок, которая вызывала сильный ажиотаж вокруг себя. Изначально, в самые первые часы установки, зрителей почти не было, зато приехало много прессы и с удовольствием наблюдал за происходящим директор Гёте института. Но как только город начал оживать можно было разглядеть много ярких эмоций, ведь люди с удовольствием давали кислород современному искусству и даже водили хороводы вокруг шара. Многие переписывались с художниками перфоманса на самом шаре, давали пять и отбивали кулачки. Дети восторженно восклицали: «О, нифига какой шар». Для людей это было чем-то необычным и при этом безумно добрым и уютным. Однако на второй день фестиваля повезло меньше, ведь погода помешала большому скоплению людей вокруг перфоманса. 

Фото: официальная группа «Вконтакте» фестиваля «48 часов Новосибирск»

«Папа»

Это площадка, где каждый сам по себе. В раздумьях, мыслях и переживаниях. Укромное место в центре города подобранно очень удачно, ведь внизу площадки сидела Полина (создательница проекта) и разговаривала с урной, а наверху любой желающий мог наблюдать за диалогом. Таким образом создавалась удобная для всех атмосфера, где художницу никто не беспокоил, а зрители могли удобно расположиться для собственных раздумий. На входе помимо волонтёра тебя встречали три таблички. Одна рассказывала о перфомансе, а две другие были с QR кодами, по которым можно было перейти и просмотреть заранее заготовленные видео (одно с сожжением таблички «отец», а второе с пересыпанием остатков в урну). Полине не разрешили забрать настоящую урну поэтому разговаривает она со сделанным собственноручно «прахом» (помимо этого, художница также не присутствовала на кремированнии отца, о чём также рассказывалось при входе). Здесь не было смеха и радости (лишь изредка, если Полина в беседе с отцом рассказывала какие-то милые или забавные истории). Каждый пришедший погружался в себя. Кто-то плакал, кто-то молча читал текст, транслируемый на экране или же, слушал через наушники речь Полины. Здесь стояла тишина. Никто не говорил и ничего не обсуждал. Лишь приходившие интересовались происходящим. Помимо перфоманса у каждого была возможность поговорить с ушедшим близким через письмо. Недалеко стояли две отделённые друг от друга площадки, где любой желающий мог сесть и написать всё, что он хочет сказать на бумаге, а после уничтожить. Это выставка, откуда люди выходили со слезами на глазах или полные раздумий. Ведь отойти от такой тяжёлой темы, которая затрагивает многих очень сложно. Перфоманс пробирает до дрожи и меняет твоё восприятие окружающего мира.

Фото: официальная группа «Вконтакте» фестиваля «48 часов Новосибирск»

«Я не знаю»

Перфоманс, на который выстраивались очереди. Эта выставка максимально приближена к аудитории, ведь затрагивает актуальные для всех темы. Здесь можно увидеть и «кладбище идей», которое выглядит, как небольшая инсталляция с маленькими надгробиями, на которых изображены QR-коды. Перейдя по ссылке, вы открывали PDF-файл, где могли прочитать неосуществившиеся идеи художниц. Второй зал был самым популярным и интересным среди зрителей. Здесь можно было увидеть спасательные жилеты с фотографиями, пачками сигарет или презервативами (таким образом художница хотела наглядно показать, что каждый из нас надевает спасательный жилет в любой стрессовой ситуации и каждый сам выбирает какой именно жилет надеть). Также при входе в зал вам давали два камня (белый и чёрный), рассказывали о том, что «каждый из нас при принятии решений делит всё на белое и чёрное и сегодня мы можем проанализировать как именно мы принимаем важные решения выбрав один из вариантов перфоманса, который произойдёт на второй день фестиваля». Таким образом, на пустяковой для жизни человека ситуации можно было заняться достаточно сильным самоанализом, что показалось мне сильным психологическим приёмом. Помимо этого, около таза стояла камера, записывающая каждого входившего. Экран, где были изображены ранее входившие люди должен был помочь человеку принять и понять, что «кто-то уже был в такой же ситуации выбора». Эта инсталляция — сильный помощник в реальной жизни для человека, который действительно осмыслил происходящее.

Третий зал включал в себя некий алтарь в память о бабушке одной из героинь перфоманса, а также в этом зале висела люлька, а рядом можно было прочитать предысторию этой кроватки (она звучала так: бабушка художницы выжила, когда ее мама раскачала сильно люльку, при этом сестра бабушки умерла так как обеих выкинуло наружу). При этом в кроватке во время выставки лежал цветок, завёрнутый в одеяло. Рядом находилась композиция, где каждый час экспонат прибавлялся (он выглядел как чёрное подобие щупальц и части этих щупальц пришивались каждый час на протяжении двух дней фестиваля. При этом каждый час делались фотографии). Никто не знал как изменится экспонат к концу, даже сама художница. На эту композицию одна девушка сказала что-то похожее на: «забавно, тебе всегда кажется, что в экспонате есть глубокий смысл. А тут, по сути, колготки, набитые поролоном»)

Но больше всего внимания привлекала стена «никто не знает, что я…», где каждый желающий мог анонимно написать свой секрет, а другие его прочитать. Никто не знал кому конкретно принадлежит тот или иной свёрток и некоторые из них просто поражали. Здесь люди испытывали совершенно разные эмоции: от умиления и радости до тряски в руках, слёз и полнейшего шока.

Фото: официальная группа «Вконтакте» фестиваля «48 часов Новосибирск»

Фестиваль вызывает противоречивые эмоции даже у ждавших событие зрителей: кто-то с интересом наблюдает за необычными перфомансами, кому-то ближе выставки, затрагивающие личные проблемы человека. Однако можно с уверенностью сказать, что «48 часов Новосибирск» никого не оставил равнодушным. Он раскрыл искренние эмоции людей, заставил каждого задуматься на темы, которые мы часто отгоняем от себя повседневными делами. Фестиваль показал, что любые внутренние переживания, боль и печали можно превратить в искусство.

Понравился материал?
Подпишись на рассылку «Роста»

Читайте также

Что почитать об искусстве: топ-5 книг для новичков

«Рост.медиа» поговорил с искусствоведами и собрал для вас подборку литературы, которую рекомендуют для изучения тем, кто только начинает своё погружение в мир прекрасного. 

Искусство для избранных?

Разбираемся, почему картины так дорого стоят

«Ресурсы найти можно, а вот люди важнее»

Куратор ЦК19 Пётр Жеребцов о диалоге с аудиторией, нехватке художников и нереализованных проектах

#НАСЛЕДИЕ: выставка Победы

В Новосибирском художественном музее открылась выставка #НАСЛЕДИЕ. Экспозиция посвящена 75-летию Победы

Искусство в «Инстаграме»

10 художников, которые формируют современное искусство

Ноутбук, две лампочки и фантазия

Антон Душкин — режиссёр анимационных мультфильмов — о перспективах отечественной анимации и занятиях в студии

20 лучших книг про искусство

«Рост.медиа» сделал подборку из 20 интересных книг про искусство

«Покупать искусство — это не опасно»

Художница из Омска Александра Хохлова о преданности своему делу, её родном городе и культурном обогащении на улице

Ирония зашкаливает: сибирский концептуализм в ЦК19

Рассказываем о пяти художниках, чьи работы необходимо увидеть

Гараж и Грищенко

Алексей Грищенко о гаражках, значении итоговых выставок в творчестве и машинных институциях

Ягода: «Моё дело рисовать»

Уличный художник Иван Ягода об образовании, фестивале «Окрашено» и граффити