«Хочу уметь плеваться желчью»

29 августа 2017
Анастасия Ковалёва

Несколько недель назад петербуржца Стаса Думкина избили в московском парке Горького. По предварительным данным, юношу окружили молодые люди, один из которых сорвал с головы Думкина шляпу и солнцезащитные очки, после слов «Ты одет не по понятиям» Стаса начали толкать. Он упал на асфальт и сильно ударился головой. Неделю Думкин пролежал в коме: 20 августа он умер. СК всё ещё ищет подозреваемых в нападении. История Стаса — слишком типична для современного общества. Некоторых молодых людей забивают до смерти, некоторые не выдерживают сами. Внешний вид, физические недостатки — попасть в графу «не такой», увы, можно за любую «оплошность».

Иллюстрация: Анастасия Ковалёва

Эллина Николаева*

«У меня проблемы с лишним весом. Вообще, тема эта очень хреновая… Школа — это кромешный ад, особенно, если у тебя есть хотя бы один недостаток. Это, знаете, как племя неандертальцев: тот, кто не похож на остальных, обязательно должен свалить из общины. Вот этим «непохожим» я и стала. Сначала над моим весом смеялись только мои одноклассники, потом это разрослось и до старших классов.

Были «стрелки»: не обращать внимания на все эти оскорбления очень сложно. Особенно, когда тебе даже в личные сообщения во «ВКонтакте» пишут всякие обзывательста: жирная, толстая.

Каждый считает своим долгом забрать мой дневник, пенал, ручку, карандаш… и кинуть в мусорку. Хочу уметь плеваться желчью: чтобы плюнул раз, и все отстали. Они все моральные уроды, что с них взять? Грубо сейчас выразилась, да? Иначе уже не могу.

Очень стрёмно, что я не могу от этого всего избавиться. Уходить из школы уже не вариант: в другой [школе] будет ещё хуже. Раньше мне нравился один мальчик. Я не признавалась ему в этом, знала, что он никогда не захочет со мной встречаться. Недавно он сам ко мне подошёл, предложил стать «парой». Я никак на это не отреагировала. Как оказалось теперь, к счастью. Мне рассказали потом, что он поспорил с другими парнями, говорил, что даже я захочу с ним встречаться.

Я люблю рисовать. Постоянно рисую персонажей Winx — это успокаивает, ты забываешь о реальности. У меня есть друзья: моя одноклассница и мальчик из другого класса. Они мне никогда ничего по поводу внешнего вида не говорили. Одноклассница ходит в художественную школу и говорит, что ей нравятся мои рисунки. Иногда она даёт мне советы. Я хочу стать невидимкой, чтобы люди от меня отстали. Так будет значительно проще».

Иллюстрация: Анастасия Ковалёва

Миша Гречка*

«В первом классе все ребята сразу нашли общий язык, а я — нет. Сидел один и не с кем не общался. И ещё я был самым маленьким в классе. Сначала дети просто рвали или изрисовывали мои тетрадки и учебники. Когда мы стали старше, меня начали запирать в классе. Был случай, когда меня хотели поджечь (Миша отказался рассказывать про ситуацию с поджогом. — Прим. «Роста»).

Один раз меня толкнули с лестницы, я неудачно упал. После этого у меня где-то неделю болела нога. Но я не просто терпел всё, я боролся: пытался с ними говорить, думал, что они поймут, что я не слабый, и отстанут от меня. Было только хуже. Я не мог дать отпор целой толпе — это невозможно сделать физически. Я часто ревел, находил любую причину, чтобы не пойти в школу.

Родителям не рассказывал обо всём, что происходит. Ну, один раз я всё-таки рассказал — меня сделали в итоге виноватым. Больше не стал этого делать. Я неплохо учился, но в среднем звене забросил уроки, потому что школа навсегда, наверное, останется тем местом, в котором я меньше всего хочу находиться. Мне, конечно, сейчас как-то фиолетово на всё, что происходило в прошлом. Это прошлое — пусть там и остаётся».

Иллюстрация: Анастасия Ковалёва

Мария Вейчук​​​​​​​*

«Началось всё с первого класса. Одна девочка обозвала меня обезьяной, со временем все так начали дразнить. У меня татарские корни, внешность, так сказать, в детстве была не совсем русская. А я обижалась. Потом начала игнорировать всех. Молчать я научилась не сразу.

Родители мне постоянно говорили, что я нормальная девочка, не «заразная», не «страшная». Я считала себя уродом. Я никогда не старалась угодить людям: часто на агрессию отвечала агрессией, могла накричать, а иногда просто убежать. От меня отстали, когда я ясно дала понять людям: «Вы мне все безразличны, а ваши обзывательства меня никак не задевают». Но этот «игнор» стоил больших усилий. Очень больших».

Иллюстрация: Анастасия Ковалёва

Кристина Соловьева​​​​​​​*

«Мне было шесть лет, когда у меня начались проблемы со здоровьем. Нужно было выбрать: либо делаем операцию, либо мне вкалывают гормональные препараты. Операция в моём случае была рискованным делом, поэтому родители отказались от неё и выбрали второй вариант. От гормональных я начала полнеть. В первый класс я пошла уже толстой. Тогда мне было... не то что бы всё равно, но я не замечала насмешек.

Первый раз меня избили, когда я училась в пятом классе. Мальчики из старших классов сделали это, потому что я «порчу вид». Мои «друзья» видели всё это, но не помогли мне: они тогда стояли недалеко от меня и смеялись.

Мне было очень больно. Били в основном в невидимые глазу части тела: живот, спина, ноги.
​​​​​​​Я не стала рассказывать про случившееся маме — боялась. Долгое время притворялась больной, чтобы не ходить в школу, голодала, чтобы хоть немного похудеть, но не получалось.

Я очень боялась идти на учёбу. Всё время я пребывала в состоянии какого-то необъяснимого тотального страха. Я не хотела, чтобы меня били. Я начала очень сильно заикаться, практически перестала разговаривать вне дома. После систематических драк начались проблемы с сердцем. Эти ребята, которые меня били, давно ушли из нашей школы, но мне всё равно страшно. Я так и не справилась с проблемами. Всё так же не могу похудеть и очень сильно заикаюсь. Сейчас мне шестнадцать лет и я не знаю, как мне жить с этими прошлым».

* по этическим соображениям редакция «Роста» изменила настоящие имена героев публикации

Понравился материал?
Подпишись на рассылку «Роста»

Читайте также

Неженское дело

Женщины, работа которых, по мнению общества, относится к занятию «мужским делом», о своих профессиях и стереотипах

Пережить травлю

Молодые люди, которые столкнулись с буллингом в школе, рассказали о том, из-за чего общество повернулось к ним спиной и как они с этим справлялись

В поисках справедливости

Молодые люди рассказали о том, как часто они сталкиваются с социальной несправедливостью и что нужно сделать, чтобы её было меньше

Сделка с дьяволом

Молодые люди рассказали, как однажды клюнули на удочку мошенников

Зависать и не зависеть

Психолог Пётром Павленко о том, как понять, есть ли у вас зависимость от соцсетей. И если она реально есть, то как с ней бороться

Нам должно государство

Екатеринбургская чиновница Ольга Глацких считает, что государство ничего не должно молодым людям. Узнали, согласны ли с этим утверждением школьники и студенты

Сначала в «Доку-2» играть, а потом — убивать

Молодые люди о том, «зомбируют» ли их компьютерные игры и почему у «стрелка» Рослякова появился фан-клуб

Примите нас

Молодые люди, которых по каким-либо причинам притесняли родители, учителя и одноклассники, рассказали, как им живётся в статусе «не такой, как все»

Над пропастью во лжи

Молодые люди рассказали, как часто они скрывают что-либо от своих родителей

Чистосердечное признание

Выпускники новосибирских школ о том, что их больше всего не устраивает в системе образования и за что они готовы поставить лайк своей школе

Не учитель, а нянька

Школьники, их родители и педагогический коллектив рассуждают, за что должен нести ответственность учитель

Уйти нельзя остаться

Молодые люди рассказали, почему они уходили из дома

Жизнь в движухе

Фотограф Сергей Мордвинов о Монстарции, новосибирской архитектуре и фотографии

За гранью родины

«Рост» поговорил с молодыми людьми о том, почему они в своё время приехали в чужую страну и остались там жить

Зона свободы

За что молодые люди попадают в места лишения свободы, как справляются с обстоятельствами и какие планы строят на дальнейшую жизнь