«Ржавым гвоздём по сердцу зрителя»

24 декабря 2018
архив Сергея Дроздова

Сергея Дроздова новосибирская публика помнит по спектаклям «Старого дома». Полгода назад он переквалифицировался из актёра в режиссёры и создал свой театр «Понедельник выходной». О том, почему Дроздову не интересна современная драматургия, зачем он хочет вернуть постановкам «живой диалог» и для чего актёр решил создать собственный театр, узнал «Рост».

— «Понедельник выходной» — почему такое название?

— Существует русская традиция в театрах: понедельник — всегда выходной. Если в воскресенье люди активно посещают театры, то в понедельник мы отдыхаем. Просто поэтому. Приходишь к нам и сразу понимаешь: «О, так это театр».

— Вы всегда были актёром, что подвигло открыть свой театр?

— Живу по принципу «Хочешь — делай». А вообще — да, я проработал 16 лет артистом, и у меня было несколько своих постановок во время работы. В один момент я понял, что нет такой свободы действия в других театрах, если это не твой театр. Чтобы поставить спектакль где-то — довольно сложно договориться, у каждого театра своя политика и запросы, а когда работаешь сам, следовательно, и ставишь то, что предпочтительно тебе.

— Не боитесь ли вы прогореть, всё-таки это не та область, где можно легко заработать деньги?

— Конечно, боюсь, есть такая опасность, это очень сложно коммерчески и дико тяжко уже сейчас. Но мы ищем варианты развития: спонсоров, новые проекты, места, где мы можем что-то ставить, пробовать и так далее.

Фото: архив Сергея Дроздова
— В чём заключается отличие вашего театра от других новосибирских театров?

—У меня нет задачи отличиться. Я просто занимаюсь тем, что я люблю. А похоже это на что-то или нет, не мне судить. В мире не существует похожих друг на друга театров, репертуар у каждого свой, разные площадки, артисты, да и склад ума у режиссёров иной. Мы никогда ни с кем не будем похожи. В частности, камерной сценой или моей личной особенностью —не ставить современную драматургию.

— В одном интервью вы сказали, что не ставите современную драму потому, что она больше для головы, а вы предпочитаете больше чувства. Но разве театр создан не для размышлений ?

— Я не очень люблю новую драму, мне это неинтересно, слишком узкие постановки, которые на один раз. Пройдут года, и уже будет никому не интересно это смотреть. Я предпочитаю классическую литературу — она на все времена.

Сидя в зрительном зале, мне лично не очень хочется разгадывать шарады, нужно быть сопричастным тому, что там происходит. А сопричастие происходит через чувство. Я сопереживаю, когда сижу в зале, а это должно ощущаться в сердце. Лучше пусть мне было бы больно с ними, или грустно с ними, или как-нибудь, но с ними, и это передаётся не через голову. Но я говорю не о том, что размышлений совсем не должно быть, просто сначала необходимо задеть изнутри, тогда человек уже задумается. Постоянно говорю вот эту фразу: «Я не люблю, когда смешно в театре, лучше, когда ржавым гвоздём по сердцу».

— Когда в голове зарождается идея постановки, вы сразу осуществляете её?

— Обычно сразу. Пока горишь — нужно делать, потом уже не то.

— По какому принципу вы находите и отбираете актёров для вашего театра?

— Они проходят естественный отбор (Смеётся). На самом деле с кем-то я уже работал в Омске, пригласил сюда, с кем-то просто надо попробовать поработать. Я никогда не проводил никаких кастингов, не считаю это правильным: проверить артиста можно только в работе. Если специально начать отбирать, то человек может так или иначе подготовиться к этому, а к реальной работе — никогда.

— Почему на роли в спектакле «Подонки» вы пригласили актёров из других театров?

— Во-первых, у меня не хватает людей, всего 12 актёров, и то только с этого года, раньше было 10. Во-вторых, важна точность распределения по ролям, от этого зависит примерно 70 процентов успеха спектакля. Когда думаешь о том, кто бы мог сыграть того или иного героя, в голове может появиться любой твой знакомый артист, так и получилось с «Подонками». Например, с актёром, который играет Луку, оказалось довольно забавно. Мы пересеклись на конкурсе «Актёрская песня», и он спросил у меня: «Слышал про твои проекты, не хочешь вместе поработать?» Я сказал: «А давай. Ты будешь Лукой». Больше ни о чём не говорили, только лишь назначили время, я отправил ему текст, и сразу начали работать вместе.

Фото: архив Сергея Дроздова
— В «Красном факеле» тоже появился спектакль по тексту Горького. Почему именно сейчас такой интерес к этому автору?

— Его время наступило. Так бывает. Актуальность — это попадание во время, видимо, сейчас период становится в чём-то схожим с тем, когда писал Горький. Или тот социальный срез, или проблематика вдруг становится действующей. Потом через какое-то время актуальность именно этого писателя пройдёт, всё идёт по спирали: время меняется, и на смену этому времени приходит новый писатель.

— Всё чаще актёры в спектаклях пытаются взаимодействовать со зрителями. Почему такая тенденция появилась?

— Не знаю, я не слежу за тенденциями и не стараюсь никого удивлять. Мне хочется вернуть то, что пропало с появлением технологий, — простой живой диалог. С одной стороны, это связано именно с нехваткой реального общения, потому что всё чаще телефон нам стал замещать настоящую жизнь. А с другой — это один из способов взаимодействия с человеком. Очень честный, открытый и прямой — короткий путь достучаться.

— С кем из режиссёров вам было комфортнее работать как актёру?

— Пожалуй, не было тех, с которыми работа казалась дискомфортной. Есть неплохая поговорка: «Артист не прощает режиссёру только неуспех». Мне повезло, я работал с успешными режиссёрами всегда.

Да и дело не в комфорте. Чаще всего, если тебе тяжело работать с режиссёром, то будет классный результат, а если легко и комфортно, то вероятнее, что получится ширпотреб.

Было здорово работать с итальянским режиссёром Антонио Лателла и его группой, например. Да ещё много с кем, я сыграл более сотни ролей, так даже и не вспомню каждого.

— Вы очень любите женскую тематику в театрах.

— Эта тематика необходима всем, сложно объяснить. Женщина — это сама природа. Я люблю женщин. Всё в этом мире «из-за» или «для» женщин. Что вы мне сейчас ни назовёте, оно всё будет связано с ними. Женщина — мать. Женщина — любовь. Женщина — жизнь. Без них невозможно.

— Что для вас театр?

— Всё. Театр – это моя жизнь. С четвёртого класса я ходил в театральные студии, а в десятом классе уже продолжил работу профессионально. Мой способ дышать, развиваться, чувствовать — всё в театре.

Понравился материал?
Подпишись на рассылку «Роста»

Читайте также

Люди космических возможностей

«Рост.медиа» посетил закулисье Новосибирского областного театра кукол и узнал, как рождаются главные герои сцены

Союз творческих эгоистов

Гримёр Елена Куликова о специфике своей профессии

Планета «Инклюзия»

Репортаж с репетиции инклюзивной театральной студии «Особенный ТИП»

Выйти из зоны консерватизма

Кто читает театральные рецензии и почему костюмированный Шекспир на сцене сегодня — это иллюзия

Гамлет — это ты

Актёр театра «Старый дом» Александр Вострухин о своём перевоплощении в Гамлета

Андрей Короленко: «Хочу, чтобы люди чувствовали»

Хореограф «Синестетики» о современном танце, итогах сезона и подготовке к Вечеру танцевальных спектаклей

Это про любовь

Режиссёр Полина Кардымон о том, почему она против тоталитарной режиссуры, зачем звать в театр художников и как мужчины помогли ей полюбить женщин

Грехи растут на Божьих пажитях

Рецензия на антиутопический хоррор с библейским финалом — спектакль «Злачные пажити» театра «Старый дом»

Театр не должен пахнуть нафталином

Драматург Юлия Тупикина о Макдонахе, устаревших театрах и общении с подростками

Ожидание истекло — спектакль без времени и Годо

Рецензия на спектакль «Время ожидания истекло» от Первого театра

Сказать жестом

Актриса театра кукол Karlsson Haus Ася Галимзянова о том, зачем решила «поставить» на сцене Соколова и почему театр кукол — это не всегда детское развлечение

Оруженосцы сцены

Как проходит рабочий день людей неприметных профессий в театре — монтировщиков сцены, декораторов и бутафоров

Тимофей Кулябин: «В театре было всё, кроме меня»

Как Тимофей Кулябин позиционирует себя в театре и какие творческие задачи перед собой ставит

Время прошлого

Рецензия на спектакль «Я здесь» Максим Диденко в театре «Старый дом»

Балерина из соседнего двора

Будущая балерина Валентина Дергачёва о том, почему выбрала эту профессию и с чем столкнулась на пути к своей цели