Станислав Скакунов: «Мы создаём Мастерскую сами»

Виктор Дмитриев

В 2018 году выпускники Новосибирского театрального института открыли арт-пространство Мастерская Крикливого и Панькова (lab4dram). Молодые актёры и режиссёры в Мастерской проводят читки, спектакли, мастер-классы, концерты и другие мероприятия. За последние два года постановки lab4dram были представлены на известных фестивалях — «Парадельфийские игры», «Золотая репка», THEATRUM. Станислав Скакунов — артист театра «Глобус» и один из резидентов и основателей Мастерской, рассказал «Рост.медиа» о специфике такой лаборатории, экспериментальных проектах и искушённом зрителе.

— Как театр пришёл в вашу жизнь?

— Если честно, я сам нередко задаюсь этим вопросом. Я не грезил профессией артиста и ничего в этом не понимал, не ходил в театральные студии и никак не был связан с театром, родился совсем не в актёрской семье и в детстве хотел стать стоматологом, но на сцене всё-таки бывал, мне это нравилось. Глядя на актёров в кино, мне просто хотелось также.

— Параллельно с Мастерской вы сейчас работаете в «Глобусе». Как удаётся совмещать работу в разных местах?

— Одно другому не мешает и, наоборот, даже дополняет. И это здорово, когда ты можешь параллельно развиваться и пробовать себя в разном. Я бы хотел отметить, что даёт Мастерская, помимо творческой реализации. Если будет необходимость, ты и световым оборудованием научишься управлять, и звуковым, где-нибудь ручку дверную сменишь, линолеум приклеишь, сайт делать научишься, стены возводить, в прямом смысле этого слова. Мастерская развивает множество побочных навыков.

— Почему решили создать Мастерскую?

— На последнем курсе у нас начали возникать мысли о создании места, где мы останемся курсом, где мы будем играть выпускные спектакли, потому что было тяжело с ними расставаться, как, впрочем, и друг с другом. Место, где мы могли бы дополнительно развиваться, быть всегда в деле и пробовать новое. Наши мастера, Алексей Михайлович Крикливый, Илья Владимирович Паньков и Анна Викторовна Зиновьева, поддержали идею, теперь в городе есть арт-пространство «Мастерская Крикливого и Панькова».

Мы понимали, что все не останутся в городе, кто-то уедет, но отчаянно верили, что ребята смогут приезжать, мы всё сумеем совмещать. На деле оказалось не так просто. 

Фото: Виктор Дмитриев

В тот момент, когда мы оказались на Ленина, 15 началось то, что перечеркнуло бы любые ожидания. Третий год мы движемся и третий год сталкиваемся с тем, о чём даже не думали в начале. Это я говорю, опять же, про те вещи, которые существуют помимо творческих моментов. Мы не думали, конечно, что сразу всё закрутится, что мы откроемся и о нас все будут знать, но и сколько всего для этого нужно будет делать, тоже не представляли.

— В чём уникальность Мастерской?

— В том, что группа молодых художников, только что выпустившихся, в одном небольшом пространстве может делать всё: спектакли, концерты, перформансы, читки. Сделали что-нибудь и зашло — супер! Если что-то быстро себя исчерпало — отодвинули и пошли дальше. Мы пробуем себя в разных формах, ищем то, что нас зацепит, от чего мы сойдём с ума и постараемся свести с ума, в хорошем смысле слова, людей, которые к нам приходят. А ещё уникальность всё-таки в том, что мы создаём Мастерскую сами.

— Как живётся независимым мастерским в Новосибирске?

— Когда ты своими руками создаёшь что-то такое независимое, то возникает много дел. Привлечение зрителя чего только стоит, поэтому мы активно ведём страницы в социальных сетях, рассказываем о себе, просим людей, которые у нас были, рассказывать о Мастерской, чтобы сарафанным радио разносилось то, что мы есть в городе. Иногда это срабатывает: утром слышишь звонок, отвечаешь, а тебя спрашивают, что мы за место такое — люди увидели в «Инстаграме» пост с пометкой #lab4dram.

Рассказываешь про всё, приглашаешь на события, человек приходит и становится нашим постоянным зрителем.

Однако у нас до сих пор нет директора, который всё держал бы в своих могучих руках, а ещё нет финансирования со стороны. Всё, что мы получаем за события, уходит на арендную плату. Поэтому мы не только сами не получаем зарплат и работаем исключительно по любви к профессии и из желания постоянно что-то делать, но и этому самому директору не можем пока дать заработной платы. Вот так и живём, крутимся, набиваем, так сказать, руку в разных организационных моментах и подаём заявки на гранты, чтобы создавать новые события.

— Раньше в Мастерской был free price — зритель платил за спектакль столько, сколько считал нужным. Почему вы отказались от этой идеи?

— Мы совсем недолго так работали. У нас и сейчас иногда бывают события с такой системой оплаты, но редко. Отошли от этой идеи, потому что сборы с событий — это почти единственный доход, которым мы покрываем аренду, а такая система — не гарант стабильного дохода. Но эта идея мне кажется интересной. Может, когда мы хорошенько окрепнем и о нас будет знать каждый третий, то мы снова попробуем free price.

— Насколько театральны зрители Новосибирска? Есть ли у них какое-то отличие от зрителей из других городов?

— У нас в городе достаточно обширная театральная жизнь, потому что есть много театров, которые развиваются по-разному, есть различные пространства, где происходят те или иные события, поэтому у зрителя есть огромное поле для проведения вечеров. Думаю, отсюда и растёт интерес к театру и, так скажем, искушённость.

— Совместно с театром-школой «Инклюзион. Новосибирск» (резиденты Мастерской) вы создаёте с учениками спектакли и популяризируете инклюзию в России. Сложно ли работать с людьми с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ)?

— Я никогда не забуду, какие были у меня чувства, когда художественный руководитель «Инклюзиона» Анна Викторовна Зиновьева пригласила нас включиться в спектакль «Юшка». Тогда он только готовился к премьере. Мы пришли на первую встречу и стали рассказывать о том, что нас радует. Тогда моё внутреннее состояние перевернулось несколько раз! Ребята говорили такие простые вещи, но так искренне. Потом были репетиции, мы как-то вникали, понимали правила игры, а теперь, спустя почти три года, могу смело сказать, что это вообще не сложно. Просто у людей есть особенные потребности и всё, а в остальном никаких отличий. Кстати, тогда же повелось говорить «с особенными потребностями», а не «с ОВЗ», нам так больше нравится.

Фото: Маша Благо

— Как вы считаете, что такой опыт может дать зрителям и ученикам?

— Это может позволить людям раздвинуть границы, посмотреть по-другому на людей с особенными потребностями. Был у нас случай, когда зрительница ушла через несколько минут после начала спектакля со словами «я не могу», а иногда же на гардеробе слышишь «вот это да, ребята так работают и так держатся на сцене свободно». На инклюзивных спектаклях всегда происходит какая-то магия, возникает особенный обмен впечатлениями. Мне кажется, такие моменты важны для всех.

Недавно у нас прошёл спектакль, с одной зрительницей мы двадцать минут говорили о её впечатлениях: о том, как она восхищена мыслями ребят и их свободой. Через пару дней она сказала, что до сих пор под впечатлением. Каждый спектакль «Инклюзиона» проходит при полном зале.

— Чаще всего резиденты Мастерской исполняют спектакли-перфомансы. Почему вы выбрали это направление?

— С перформансом, как направлением, мы стали работать недавно. Мне кажется, это направление ещё не такое уж и популярное, либо я делаю такой вывод из-за того, что мы сами только-только начали к этому прикасаться, углубляться и быть в теме. Ну, или я ещё просто не посмотрел по сторонам и не увидел, насколько широко развита такая форма в нашем городе, а тем более за его пределами.

Группа резидентов в начале этого сезона создала книжный клуб ZVUK BUKV, где каждый предлагал свою книгу, а через две недели назначалась встреча и обсуждение. При этом собралась и группа зрителей, которые тоже принимали в этом участие, был создан закрытый Телеграм-канал для участников клуба, где назначались встречи, где делились цитатами из книг. Самой первой стала автобиография Марины Абрамович «Пройти сквозь стены». Ребята вдохновились и решили попробовать себя в этом направлении. Так появились «Перфодни», где каждый придумал, о чём хочет сказать. Получилось удачно. Сейчас готовится новый цикл «Перфодней», который будет в марте.

— Обратила внимание, что у вас в Мастерской есть спектакль одного зрителя. Как это реализовано?

— Это спектакль, на который приходит только один зритель, садится за стол, перед ним большой экран, а на столе книга, которую сделали режиссёры спектакля — Полина Кардымон («Рост.медиа» брал интервью у Полины — Прим. «Рост.медиа») и Элина Куликова — про себя своими руками. Главный вопрос, на который отвечают художницы, «Где я сейчас?» и отвечают по-разному. Полтора часа человек смотрит, слушает, листает и получает впечатления.

— Какую проблему зрителя может решить этот спектакль?

— Это терапевтический спектакль, при просмотре которого человек может увидеть степень откровенности, с которой делятся моментами своей жизни режиссёры, и не побоится, вдруг, переложить всё на себя и поплутать по своим воспоминаниям. Поэтому спектакль предназначен только для одного зрителя, чтобы можно было остаться наедине с собой.

— В Мастерской довольно необычные проекты. Откуда возникают идеи для постановок, кто вообще этим занимается?

— Нет определённого человека, который генерирует идеи. Мастерская — это место, где любой из нас может придумать и сделать всё, что угодно, привлекая к этому остальных, если потребуется. Например, те же самые «Перфодни», которые вытекли из другого проекта. Прочитали книгу и возникла идея. Собрались, обсудили и попробовали.

Сейчас мы заканчиваем второй цикл «Перфодней» и надеемся, что будет третий. 

— К чему стремится Мастерская?

— Мастерская стремится к поиску, к освоению нами того, что уже есть, к взращиванию в нас разноплановых художников, к различным коллаборациям с другими художниками, а где-то и к соавторству со зрителем.

— Представим, что я неискушённый зритель, который ни разу не был у вас? С чего мне лучше начать знакомство с Мастерской?

— О, нет-нет-нет! Я призываю ходить к нам на всё, потому что как, если не через зрителей, мы и будем понимать, работает или нет что-то новое и не износилось ли то, что было? Выделять что-то не хочу. Лучше, если человек придёт, посмотрит, впечатлится, добавит событие в свой топ, расскажет о нём кому-нибудь и этот кто-нибудь тоже к нам придёт. Не факт, что то, что нравится мне, понравится кому-то. И наоборот.

 

Понравился материал?
Подпишись на рассылку «Роста»

Читайте также

Девушка в пуантах

Анастасия Береснёва, студентка хореографического училища, об учёбе, буднях балерины и гречке на воде

Люди космических возможностей

«Рост.медиа» посетил закулисье Новосибирского областного театра кукол и узнал, как рождаются главные герои сцены

Союз творческих эгоистов

Гримёр Елена Куликова о специфике своей профессии

Планета «Инклюзия»

Репортаж с репетиции инклюзивной театральной студии «Особенный ТИП»

Выйти из зоны консерватизма

Кто читает театральные рецензии и почему костюмированный Шекспир на сцене сегодня — это иллюзия

Гамлет — это ты

Актёр театра «Старый дом» Александр Вострухин о своём перевоплощении в Гамлета

Андрей Короленко: «Хочу, чтобы люди чувствовали»

Хореограф «Синестетики» о современном танце, итогах сезона и подготовке к Вечеру танцевальных спектаклей

Это про любовь

Режиссёр Полина Кардымон о том, почему она против тоталитарной режиссуры, зачем звать в театр художников и как мужчины помогли ей полюбить женщин

Грехи растут на Божьих пажитях

Рецензия на антиутопический хоррор с библейским финалом — спектакль «Злачные пажити» театра «Старый дом»

«Ржавым гвоздём по сердцу зрителя»

Сергей Дроздов рассказал, почему ему не интересна современная драматургия и зачем он хочет вернуть постановкам «живой диалог»

Театр не должен пахнуть нафталином

Драматург Юлия Тупикина о Макдонахе, устаревших театрах и общении с подростками

Ожидание истекло — спектакль без времени и Годо

Рецензия на спектакль «Время ожидания истекло» от Первого театра

Сказать жестом

Актриса театра кукол Karlsson Haus Ася Галимзянова о том, зачем решила «поставить» на сцене Соколова и почему театр кукол — это не всегда детское развлечение

Оруженосцы сцены

Как проходит рабочий день людей неприметных профессий в театре — монтировщиков сцены, декораторов и бутафоров

Тимофей Кулябин: «В театре было всё, кроме меня»

Как Тимофей Кулябин позиционирует себя в театре и какие творческие задачи перед собой ставит

Время прошлого

Рецензия на спектакль «Я здесь» Максим Диденко в театре «Старый дом»

Балерина из соседнего двора

Будущая балерина Валентина Дергачёва о том, почему выбрала эту профессию и с чем столкнулась на пути к своей цели