Жизнь в движухе

Сергей Мордвинов

Фотограф Сергей Мордвинов – четырежды победитель Всероссийского конкурса Best of Russia. «Рост» поговорил с Сергеем о специфике его работы, о новосибирской архитектуре и о том, почему фотография с «Монстрации-2016» «Здесь вам не Москва» стала популярна не только в России, но и в зарубежных странах.

—Ты учился на факультете прикладной математики и информатики в НГТУ. Когда понял, что это не твоё?

— Довольно быстро. Первые попытки что-то щёлкать были курсе на втором. Постепенно это стало моим хобби, я купил камеру и снимал больше для себя. Первый раз я заработал деньги в начале четвёртого курса: фотографировал выпускной сестры одногруппника. Уже шесть лет мой доход — фотография.

— Как относишься к своим работам?

— Здесь важная пометка: я не считаю себя художником. В позапрошлом году на открытие выставки Best of Russia в Новосибирске приехала секретарь Союза фотохудожников. Подходит ко мне и говорит: «Сергей, а у кого вы учились? Какие диагонали на фото! Ещё и чёрно-белая!»

Я стою и думаю: «Она чёрно-белая потому, что свет был отвратительный». Если коротко о моём художественном взгляде — это всё. Я коммерческий фотограф, моя работа — бизнес: я не хожу с камерой по улицам и не щёлкаю, как птички летают. Даже в инстаграме у меня в основном пиво и селфи.

— Там есть ещё архитектура.

— Я давно не снимал архитектуру с камеры, только на телефон, но мне нравится эта тема. С некоторой поправкой считаю, что в Новосибирске есть интересная архитектура, пускай она и не в лучшем состоянии. Если я вижу что-то разрушенное, представляю себе, как ярко это выглядело раньше, стараюсь показывать эти здания людям. Линии, пропорции, геометрия — с этим всем можно играть. В Новосибирск люди приезжают из Германии, чтобы посмотреть архитектуру. Наш конструктивизм от площади Свердлова до Красного проспекта для них баухауз.

Фото: Сергей Мордвинов
Иногда я думаю сделать какой-нибудь проектец. Но если делать историю про архитектуру, то это всё равно должно быть для чего-то: привлечь внимание, деньги. Есть опасение, что дальше вздохов-охов и комментов в фейсбуке это не уйдёт.

— Не хочешь замахнуться на международные выставки?

— Не понимаю людей, которые специально ради конкурсов фотографируют. Чтобы участвовать в World Press Photo, нужна фактура. Саша Кряжев, например, может эту фактуру давать, потому что снимает события и людей гораздо большего масштаба и колорита: деревни, катаклизмы и оленей в упряжках. Я тоже хотел бы поездить, но это вечная проблема фриланса: хочешь куда-то уехать и понимаешь, что по закону подлости тебе на это время упадёт съёмка, которая стоит как твой отпуск. Надо понять, что всех денег не заработаешь.

— Ты фотографировал раньше «для себя» в интернет-журнале «Сиб.фм». Что в работе с журналистами нравилось больше всего?

— Мне не нравятся студийные съёмки, где много позирования. Постановочные снимки мёртвые, а репортажка — это всегда живые люди и эмоции. С этого я начинал на «Сиб.фм». Мы могли уехать куда-нибудь в Амурскую область на неделю, лазить по электростанциям в грязи, наснимать каких-нибудь рабочих. Это было живое.

Сейчас у меня чаще глянец и репортажи с мероприятий: больше официального — меньше движухи.

«Сиб.фм» с сентября 2012-го по 2014 год был командой «молодых и злых». Это было, как мне кажется, лучшее СМИ за пределами Москвы в то время. К сожалению, всё закончилось быстро: в 14-м буквально вся команда ушла, а в этом году проект и вовсе продали. Не знаю, что там сейчас и что будет, но есть ощущение, что двинутся в сторону «желтушечки», что в политических целях СМИ будут использовать. Когда я в очередной раз ностальгировал, мне резонно возразили: «Вспомни, сколько ты тогда зарабатывал, и сколько сейчас». Но я всё равно скучаю по тому времени.

Однажды к нам в редакцию «Сиб.фм» прислали практикантку из Москвы, зачем-то сразу же ей дали самое сложное задание. Тогда сносили дома под Бугринским мостом, расселяли жильцов. Девочку попросили написать вопросы, она на полном серьёзе решила спросить: «Пользуетесь ли вы благами цивилизации? Знаете ли вы, что такое интернет?» Она поняла, что едет в частный сектор, думала, там люди в бараках живут. Когда девушка туда приехала, удивлялась всему: «Ой, жучок ползёт! Ой, а чё такое сенки?». Я шёл за ней и краснел. Ну и, конечно, каждый год была «Монстрация» — главное культурное мероприятие города.

Фото: Сергей Мордвинов
— «Монстрация» — культурное мероприятие, не политическое?

— «Монстрация» — это прежде всего способ посмеяться. Там есть какие-то десять процентов, которые пытаются что-то выразить, но это капля в море. Заглавный лозунг действительно похож на политическое высказывание, но это скорее насмешка над ним. Монстранты такого месседжа не несут. Им реально весело придумать какую-нибудь дурость и выйти с ней. Это пародия на первомайские шествия, которые были гораздо более абсурдны, чем то, что происходит сейчас.

«Монстрация» стала политической тогда, когда её попытались запретить. Раньше никогда никому не приходило в голову вставать под окнами мэрии и орать: «Локоть, выходи!»

Когда в 2015-м приехала конная полиция, они сами выглядели как «Монстрация». Это просто пародия, а власти не хотят видеть разницы, любую движуху воспринимают как угрозу себе.

— Твоя фотография «Здесь вам не Москва» вовсю колесит по миру: была в Англии и Германии. Почему её так оценили?

— Я считаю, что оценили «Монстрацию» и Артёма Лоскутова. Недавно он был в Лондоне на выставке протестного искусства Artriot. «Монстрацию» взяли как пример акционизма, а Артём решил проиллюстрировать шествие моим кадром.

Когда я ездил на выставку Best of Russia в Москву, заметил, что вокруг моего снимка стояло больше всего людей, а всё потому, что в аннотации к снимку я большую простыню текста написал. Рассказал, что такое «Монстрация», как её хотели то запретить, то разрешить, то встроить в мэрское «Всешествие». В Москве-то не знают, что это. Люди видят на фото какое-то шествие, плакаты, огромное полотно с надписью — это привлекает внимание.

— Ты считаешь себя профессионалом?

— Профессионал — это человек, который получает деньги за свою работу. Если ты говоришь о компетенциях, то, наверное, меня уже сложно отнести к любителям.

— Что делать, если руки растут не оттуда: записываться на курсы?

— Проблема большинства мастер-классов в том, что они просто показывают красивые картинки и учат пресетам в фотошопе. В лучшем случае дают основы композиции.

Ты пока сама не снимешь воду из-под крана на разной выдержке, не поймёшь, как всё работает. Если хочешь научиться фотографировать: иди и пробуй, нажимай на все кнопки, не слушай никого. Голова у всех своя и взгляд на мир тоже. Хорошая камера тоже не спасёт — это последнее, о чём надо думать. Гораздо больше зависит от рук.

Понравился материал?
Подпишись на рассылку «Роста»

Читайте также

«Варежка»: дело всей жизни

Галина Трощенкова о базе доноров для животных, благотворительности в России и важности десяти рублей

Порядок головного мозга

Профессиональный организатор пространства Ольга Челак о создании собственного курса, осознанном потреблении и важности работы над собой

Ноутбук, две лампочки и фантазия

Антон Душкин — режиссёр анимационных мультфильмов — о перспективах отечественной анимации и занятиях в студии

Айдолы, языки и эра «Халлю» в одном блоге

Блогер Армина Мелкумян о корейском языке, собственных турах на концерты BTS и особенностях менталитета корейцев

Шуткой едины

Кураторы движения КВН в Новосибирской области Александр Загрядский и Алексеем Лукомский о юморе и проблемах Клуба в Новосибирске

Неженское дело

Женщины, работа которых, по мнению общества, относится к занятию «мужским делом», о своих профессиях и стереотипах

Корона-Минус

Антон Пануфник, участник первого сезона «Танцы на ТНТ», рассказал, какие изменения с ним произошли после проекта и почему не хочет быть хореографом

Пережить травлю

Молодые люди, которые столкнулись с буллингом в школе, рассказали о том, из-за чего общество повернулось к ним спиной и как они с этим справлялись

В поисках справедливости

Молодые люди рассказали о том, как часто они сталкиваются с социальной несправедливостью и что нужно сделать, чтобы её было меньше

Союз творческих эгоистов

Гримёр Елена Куликова о специфике своей профессии

Шоколадная история

Татьяна Бриль рассказала, где учатся на шоколатье, сколько времени уходит на создание одной конфеты и на что обращать внимание, когда покупаешь шоколад в магазине

Сделка с дьяволом

Молодые люди рассказали, как однажды клюнули на удочку мошенников

Зависать и не зависеть

Психолог Пётром Павленко о том, как понять, есть ли у вас зависимость от соцсетей. И если она реально есть, то как с ней бороться

Камера, мотор, продакшн

Оператор Николай Хавроненко о том, как ему удалось попасть в команду к Коржу, почему он стал видеографом и зачем занимался продажей браслетов

Нам должно государство

Екатеринбургская чиновница Ольга Глацких считает, что государство ничего не должно молодым людям. Узнали, согласны ли с этим утверждением школьники и студенты

Сначала в «Доку-2» играть, а потом — убивать

Молодые люди о том, «зомбируют» ли их компьютерные игры и почему у «стрелка» Рослякова появился фан-клуб

Гонки няшек, или Как создать настолку

Сергей Притула о популярности «Монополии» и современных настольных играх

Примите нас

Молодые люди, которых по каким-либо причинам притесняли родители, учителя и одноклассники, рассказали, как им живётся в статусе «не такой, как все»

Ягода: «Моё дело рисовать»

Уличный художник Иван Ягода об образовании, фестивале «Окрашено» и граффити

Над пропастью во лжи

Молодые люди рассказали, как часто они скрывают что-либо от своих родителей

Чистосердечное признание

Выпускники новосибирских школ о том, что их больше всего не устраивает в системе образования и за что они готовы поставить лайк своей школе

Не учитель, а нянька

Школьники, их родители и педагогический коллектив рассуждают, за что должен нести ответственность учитель

Уйти нельзя остаться

Молодые люди рассказали, почему они уходили из дома

Игра в переодевалки

Дизайнер костюмов Нелли Карпушина о новогодних нарядах

За гранью родины

«Рост» поговорил с молодыми людьми о том, почему они в своё время приехали в чужую страну и остались там жить

Зона свободы

За что молодые люди попадают в места лишения свободы, как справляются с обстоятельствами и какие планы строят на дальнейшую жизнь