Где слушают взахлёб

01 декабря 2018
архив Потока

Лекторий-бар «Поток» — место, где можно заказать кружечку крафтового и послушать научно-популярные лекции. «Рост» поговорил с идеологами этого проекта Дмитрием Мишиным и Евгением Папшевым о том, зачем Новосибирску необходим лекторий-бар и что они хотели сделать в этом помещении изначально.

— Что вдохновило вас создать бар-лекторий?

— Д.М.: Вдохновило нас, наверное, наличие помещения в центре города и желание, возможность превратить это помещение в культурный хаб. Потому что это бизнес-центр (лекторий-бар «Поток» находится на первом этаже бизнес-центра «СитиЦентр»), и то, что на первом этаже такой необычный «оазис» культуры есть, оживляет его, и в целом город лучше делает. Проект «Поток» — это живой организм. Другие проекты, которые состоят из первоначальной идеи, после её реализации рано или поздно умирают. А «Поток» постоянно меняется, появляются новые идеи, которые мы хватаем буквально из воздуха.

— Е.П.: Меня вообще ещё ничего не вдохновило. Я думаю, что мы ещё тут даже ничего не сделали. Мы только собираемся что-то сделать. Мы ещё даже не открывались, точнее, у нас ещё не было официального открытия. Всё время в каком-то процессе. Вдохновляет нас желание сделать Новосибирск лучше, чтобы молодым людям было где встречаться, в интересной обстановке проводить время в центре города.

Фото: Прохор Папшев

Дмитрий Мишин (слева) и Евгений Папшев (справа)

— Выбор упал на создание именно бара-лектория. Почему не просто бар? Почему не просто площадка для лекций?

— Е.П.: Просто лектории уже были, просто бары тоже были. «Лекторий» — звучит очень скучно, грустно и печально. А «бар» — это так обыденно и тоже очень скучно. Но если объединить эти две вещи, они начинают играть абсолютно новыми красками. Лекторий становится неофициальный, такой теплый, ламповый, дружественный. А бар становится таким культурным заведением. Лекторий-бар — такой симбиоз, который идёт на пользу этим двум вещам.

— Вы единственный лекторий, в котором можно заказать кружечку крафтового. Срывало вам это крафтовое когда-нибудь лекции?

— Д.М.: Мы же все-таки называемся лекторий-бар, а не бар-лекторий. Поэтому мы надеемся, что, соответственно, публика приходит сюда не за тем, чтобы напиться. Да и сейчас наши надежды оправдываются.

— Е.П.: Сначала, когда звучит такое название — «Лекторий-бар», все думают: «Что это такое? Все пьяные сидят на лекции? И лектор пьяный? Вообще все пьяные?». На самом деле пьяных нет, ни разу не было. Все люди, которые сюда приходят, держат себя в руках. Конечно, тут можно напиться, если захотеть. Но ни у кого желания не возникало пока, это же не пивнушка какая-то. Здесь совершенно другая атмосфера.

Фото: Прохор Папшев
— А как вы поддерживаете рабочую атмосферу? При слове «бар» в голове представляется не особо приспособленное к умственной работе место.

— Е.П.:
 У нас здесь атмосфера к умственной работе-то и не расположена. Скорее наоборот, мы пытаемся создать атмосферу, которая была бы не официальной. Умственная атмосфера может быть в библиотеке какой-нибудь, а тут мы пригласили ребят-граффитистов, чтобы они нам сделали совершенно… Взорвали мозг, в общем.

— Д.М.: Даже вот нарисованный на стене трамвай № 13, который является символом Новосибирска. Он хоть и символ, но опять же, неофициальный. На нём ещё и написано неофициальное название нашего города — «Новосиб». Мне кажется, вот такая неформальная обстановка и позволяет людям чувствовать себя свободно и открыто для умственной работы.

— Ваш «Поток», как вы сказали, всегда находится в движении. В каком направлении он двигается?

— Д.М.: «Поток» — это часть большого проекта. Есть, скажем так, контурная карта. Часть этой карты закрашена уже, её видно, остальная часть пока только заполнена контурами. И имеет смысл рассказывать про то, что будет уже по факту. Так же прийти и посмотреть своими глазами, получить какое-то впечатление. Но то, что есть — самая-самая первая часть. Что касается развития, мы уже говорили с Женей, «Поток» — живой организм. Где-то он развивается сам и видоизменяется. Как это происходит? Подчас это загадка даже для нас.

— Е.П.: Он своей жизнью какой-то живет. Иногда сюрпризы подкидывает нам, то есть развивается как-то самостоятельно. Художники пришли, поставили работы свои, кто-то пианино отдал свое. Граффити были агрессивные, потом нарисовали лисицу Кицунэ, и она смягчила обстановку. Строители кабель прокладывали, оставили нам катушку — теперь это столик. Практически мы вообще ничего не делаем (Смеётся).

— Д.М.: Наверное, просто здесь такой сгусток какой-то энергии правильной, которая подключена к интеллектуальной оболочке Земли, которую Вернадский называл ноосферой. Вот оттуда какой-то канал, наверное, сюда идёт, и всё здесь происходит. Мы просто исполнители чужой воли. Воли космоса (Смеётся).

— Если бы идея создать место, объединяющее две такие крайности, как работа и отдых, никогда не пришла к вам в голову, каким бы был «Поток» сейчас?

— Е.П.: У нас поначалу вообще другая концепция была. Должно было быть абсолютно пустое пространство: пол, стены и никаких граффити. Должны были быть высокие стоячие белые столы на роликах. Не должно было быть ни одного стула — ни одного сидячего места. Только столы, на которых можно было бы рисовать специальными маркерами. За каждым столом могли собираться компании, они могли бы столы сдвигать, если компания большая. Но мы поняли, что для этой концепции помещение слишком большое.

Потом пришла идея сделать трибуну. Сначала она была вся железная. И пиво пить надо было бы на этой трибуне на газете. Газету нужно было расстелить сначала, там рыбу отшелушить и так далее.

— Д.М.: Да, на этой трибуне можно было отдыхать, сидеть и есть, что-то там пить, и все крошки и мусор сквозь эту сетку бы падали, что даже убирать не нужно было бы. Была идея просто поставить сцену и стулья, как в обычном лектории.

— Е.П.: Нарисовали, посмотрели, подумали и решили, что если уж и пришла идея делать трибуну, давайте делать её комфортной. И всё это происходило не на стадии нулевого проекта, а когда ремонт уже во всю шёл. Хорошо, что выбрали идею самую удачную, и воплотили её в жизнь!

Фото: архив Потока

— «Поток». Первое, что приходит в голову, — поток информации и поток напитков. Как вы сами интерпретируете ваше название?

— Е.П.: Вот, обычно концепция любого бара или ресторана статична. Она похожа на болото. Что-то придумывали, изобретали — открыли и замерли. А у нас живая вещь — это поток. Всё в процессе и всё живое. Изначально мы вкладывали это. А потом, когда мы выяснили, что у нас будет трибуна, всё как-то одно к одному и получилось. Поток — это поточная аудитория, поток сознания и поток жизни, изменчивые события, каждый день что-то новое.

— Д.М.: Я вот так обобщу этот спич: спрашивать, что означает название, это примерно, как у поэта спрашивать, что означают его стихи. Пусть каждый понимает так, как он чувствует, прочитав стихотворение. Так же, по сути, и с потоком — у каждого он свой. Это для нас главное.

— Процесс создания вашего проекта требует умственных, физических и денежных вливаний. Почему вы так уверены, что всё это вы делаете не зря?

— Е.П.: Мы пригласили ребят делать тут рисунки, потому что не захотели сами всё раскрашивать. Мы сделали это для молодых людей, пускай они тут самовыражаются. Когда те люди, для которых это пространство создано, принимаю участие в его оформлении, появляется уверенность, что и другим молодым людям это понравится. Если бы это сделал я, уверенности, что это кому-то нужно, у меня бы не было.

Ежедневно приходят абсолютно разные люди, по 100,200,300 абсолютно разных людей. Это поток, и есть уверенность, что всё время будут какие-то мероприятия, организаторы, слушатели, которым это будет интересно. Если бы мы поставили спектакль и крутили его пять лет, то уверенности, что это не надоест, конечно бы, не было. Мы постоянно меняемся.

— Д.М.: Ну, я думаю, если бы мы один и тот же спектакль крутили подряд пять лет ежедневно, то это бы уже превратилось в художественный акт, и через какое-то количество лет к нам бы пришёл журналист из газеты «Рост» расспрашивать о таком концептуальном акте (Смеётся).

— Что бы вы посоветовали молодому поколению, для того, чтобы они смогли добиться подобных идейных успехов?

— Д.М.: Во-первых, молодому поколению я бы посоветовал мечтать. Когда у человека есть мечта – это здорово! Во-вторых, нужно не просто сидеть и мечтать, нужно что-то делать. В-третьих, мыслите нестандартно, не обращайте внимания на мнение толпы. Толпа — она всегда ошибается, она всегда против. Нужно верить в себя.

— Е.П.: «Поток» — это место для молодых. Здесь они и могут развлекаться и развиваться. Молодое поколение должно понимать, что развлекаться и развиваться – одно другому не мешает, а иногда даже и помогает.

Понравился материал?
Подпишись на рассылку «Роста»

Читайте также

Дай, пёс, на счастье лапу мне

Создатель пёсокафе Аня Бояркина рассказала, как сотрудники выбирают потенциальных хозяев питомцам и почему важно менять сознание людей

Спаси, Грета

Поговорили с молодыми людьми о том, как они относятся к Грете Тунберг и волнуют ли их проблемы экологии

Tatoo: выразить себя

Узнали у молодых людей, чьи портреты они носят на своём теле и чем обусловлен выбор героя

Murchim спустя три года

Директор Murchim Анна Стародуб рассказала, как изменилось котокафе за три года

Герои со знаком минус

Молодые люди рассказали, какие антигерои вызывают у них самые яркие эмоции

Искажая пространство

Денис Алексеев, водитель «Газели смерти», об уроках в турецкой школе и концертах в глубоких деревнях

Новая реальность

Как создают и раскручивают игры с полным погружением

Стол объединяет

Поговорили с продавцами настольных игр о том, что чаще всего выбирают покупатели, и составили рейтинг самых популярных настолок

Микросупергерои: атака знаниями

Биолог Ольги Посух — автор вышедшей в «Самокате» книги «Микросупергерои. Самый живучий» — о популяризации науки через комиксы и мультики