Гонки няшек, или Как создать настолку

15 октября 2018
архив Сергея Притулы

Сергей Притула — разработчик настольных игр. Недавно он выпустил настолку семейного формата «Гонки Няшек». Сейчас в разработке у него новый проект — микроигра со скрытыми ролями «Энигма». «Рост» узнал у Сергея, как происходит создание настольных игр и почему «Монополия» не теряет популярности.

— С чего начинается разработка настольной игры?

— С того, что ты сам играешь в настольные игры. Тебе это нравится, со временем появляются мысли, что игру можно изменить: что-нибудь доработать или, наоборот, убрать какие-то механизмы и добавить свои фишки и правила. Первоначально ты чем-то вдохновляешься, а потом, отталкиваясь от своего игрового опыта, стараешься создать что-то новое на основе реального продукта.

Создать игру с нуля, в которую будут играть и которая будет востребована, при этом самому не сыграв ни в одну из настолок, невозможно.

— Сколько человек создают одну игру?

— В основном это один человек. Он автор, он придумал концепцию и идею, самостоятельно это реализовывает. Но нередки случаи, когда парень с девушкой живут вместе и совместно создают настольные игры. Порой бывает, что коллеги по цеху могут подсказать, где и как лучше сделать: у них за плечами немалый опыт, да и взгляд со стороны тоже очень важен в этом деле.

— Сколько времени уходит на создание игры?

— Всё индивидуально. От самой идеи в голове до момента, когда игру можно показать издателю, может уйти полгода. Это средний показатель. Бывает, разработчики справляются быстрее, бывает — дольше. Если игру взяли к изданию, то от самой идеи до выхода настолки на полки магазина уходит от полутора до двух-трех лет.

— Вы состоите в новосибирской гильдии разработчиков настольных игр. Участие в гильдии вам как-то помогает?

— Да, в гильдии много единомышленников, которые могут помочь советом. Благодаря «Граням» (сокращённое название гильдии. — Прим. «Роста») проходит «Граникон» (фестиваль настольных игр. — Прим. «Роста»), на котором можно встретить других людей, увлекающихся настолками, себя показать вместе со своей игрой и завести полезные знакомства. Через гильдию легко найти или создать ячейку разработчиков в своем городе.

— Сложно ли придумать в современном мире оригинальную настольную игру?

—Да, очень сложно. Большинство современных настолок — это компиляция идей из прошлых игр. Абсолютно новые механики, которые влияют на уникальность игры, появляются крайне редко.

— Механики?

— Взять карту с верха колоды в руку — это механика, кинуть кубик и передвинуть фишку на выпавшее число делений на поле — тоже механика. Механика — это какое-либо правило, описывающее взаимодействие компонентов игры между собой и игроками.

Фото: архив Сергея Притулы

Сергей Притула (в центре)

Последнее из наиболее значимых событий — это механика Legacy («Наследие»). В процессе игры меняются компоненты: клеятся наклейки, рвутся старые кар ты, которые уже не нужны. Первая настолка с такой механикой вышла 7 лет назад, с тех пор ничего кардинально нового не появлялось. Это была игра Risk Legacy, помимо того, что игра изменялась в процессе игры, так и в каждом экземпляре присутствовали уникальные компоненты, которых не было в других коробках этой игры.

— Игру вы уже создали, как выпустить её в массы?

— Для начала её надо тестировать: на друзьях, на знакомых, потом на незнакомых людях. Только после этого можно отправлять игру издателям на почту, найти их несложно.

Но лучше показывать продукт лично. Полноценно его презентовать, объяснить механику, чтобы издатели сами смогли её опробовать.

В Новосибирске сделать это проблематично. Поэтому надо ехать на фестивали: либо в Москву на «Игрокон», где любой желающий может показать свою игру, либо на более специализированный фестиваль «Гранит» в Санкт-Петербурге, куда съезжаются авторы со всего СНГ и более или менее известные издатели.

— Какие по характеру игры больше нравятся людям?

— Вкусы у всех разные. Кто-то любит играть в того же «Дурака», который занимает минут десять времени и требует несложной умственной деятельности. А кто-то предпочитает сложные и большие игры наподобие «Цивилизации Сида Мейера», партия которой может длиться четыре часа, и там нужна максимальная мозговая активность.

Сейчас самое важно в игре — это значимые решения игроков. Игры, которые прописаны по определенному шаблону и не дают игроку несколько вариантов выбора, уже не актуальны.

Каждое решение должно влиять на дальнейший ход игры. Можно привести в пример «Монополию», где выбор игрока не влияет на игру. После того как человек бросает кубики, он может сделать выбор — покупать ему здание, на которое он попал, или нет, но игрок не может выбрать не дойти до этого здания или перешагнуть его и не может не платить на чужом здании. Его выбор ограничен и никак не отражается на игре. Но и сама «Монополия» уже сильно устарела.

В противовес можно привести «Каркассон», где игрок каждый ход решает, как распорядиться вытянутым жетоном: пристроить к уже существующему городу или начать строить новый, выставлять на жетон своего рабочего или нет, ведь их количество ограничено, и если не удастся достроить объект, то рабочий вернётся обратно, принеся меньше очков. Все эти решения непосредственно влияют на всю игровую партию.

— Затрагивая тему «Монополии»: эта игра до сих пор популярна. Почему?

— Она вышла в 1935 году, её все знают. Когда говорят: «Настольная игра», то первая ассоциация у человека — «Монополия». Это уже бренд. Когда взрослые люди приходят в магазин за настольной игрой для своего ребёнка, они, естественно, возьмут что-то знакомое.

— Что бы вы посоветовали человеку, который из настольных игр знает только «Монополию»?

— Любую другую игру, которая есть в магазине. Они почти все интересные и занимательные, но я бы посоветовал «Ticket to Ride: Европа» — настолка о путешествиях по железной дороге, где игрок может прокладывать железнодорожные пути, соединяя города, и обгонять соперников по количеству очков. Или уже упомянутый «Каркассон».

— За последние лет пять рынок настольных игр достиг, мне кажется, пика своей популярности. Раньше люди не так часто играли в настолки. Почему?

— Скорее всего, сейчас людям не хватает личного контакта. Все сидят в интернете, разговаривают по скайпу — это отнимает живое общение. Настольные игры помогают собраться вместе и интересно провести время лицом к лицу.

— Назовите самую популярную отечественную настолку, которая недавно появилась.

— «Находка для шпиона» — отличная игра для вечеринок, где можно блефовать, применять дедуктивные способности, чтобы вычислить шпиона среди игроков. В этой настолке раздаются карты, где написана какая-то локация, в которой все находятся. Одному из игроков достается карта шпиона, где нет информации о месте, в котором он находится. Задача игроков выяснить, кто шпион, а задача шпиона — понять, в какой локации он находится.

—Какая ваша любимая настольная игра?

— Их много, выделю три основные. Первая — «Проект "Гайя"», там нужно создавать мир, развивать в нём жизнь и строить города. Вторая — «Терра Мистика», где можно победить, расширяя свои территории и развивая жителей своего народа. И третья — Ghost Stories, где надо совместными усилиями игроков защищать деревушку от нашествия полчищ призраков.

Понравился материал?
Подпишись на рассылку «Роста»

Читайте также

«Варежка»: дело всей жизни

Галина Трощенкова о базе доноров для животных, благотворительности в России и важности десяти рублей

Порядок головного мозга

Профессиональный организатор пространства Ольга Челак о создании собственного курса, осознанном потреблении и важности работы над собой

Ноутбук, две лампочки и фантазия

Антон Душкин — режиссёр анимационных мультфильмов — о перспективах отечественной анимации и занятиях в студии

Айдолы, языки и эра «Халлю» в одном блоге

Блогер Армина Мелкумян о корейском языке, собственных турах на концерты BTS и особенностях менталитета корейцев

Шуткой едины

Кураторы движения КВН в Новосибирской области Александр Загрядский и Алексеем Лукомский о юморе и проблемах Клуба в Новосибирске

Неженское дело

Женщины, работа которых, по мнению общества, относится к занятию «мужским делом», о своих профессиях и стереотипах

Корона-Минус

Антон Пануфник, участник первого сезона «Танцы на ТНТ», рассказал, какие изменения с ним произошли после проекта и почему не хочет быть хореографом

Союз творческих эгоистов

Гримёр Елена Куликова о специфике своей профессии

Шоколадная история

Татьяна Бриль рассказала, где учатся на шоколатье, сколько времени уходит на создание одной конфеты и на что обращать внимание, когда покупаешь шоколад в магазине

Камера, мотор, продакшн

Оператор Николай Хавроненко о том, как ему удалось попасть в команду к Коржу, почему он стал видеографом и зачем занимался продажей браслетов

Ягода: «Моё дело рисовать»

Уличный художник Иван Ягода об образовании, фестивале «Окрашено» и граффити

Жизнь в движухе

Фотограф Сергей Мордвинов о Монстарции, новосибирской архитектуре и фотографии

Игра в переодевалки

Дизайнер костюмов Нелли Карпушина о новогодних нарядах