«Люблю взрослых превращать в детей»

23 октября 2020
архив Ильи Рогулина

Илья Рогулин — известный новосибирский иллюзионист, финалист шоу «Удиви меня» на канале ТВ-3, а также участник других телепроектов. «Рост.медиа» поговорил с Ильёй о том, почему лучше не спрашивать секрет фокуса, стоит ли верить «Иллюзии обмана» и в чём он видит настоящее чудо.

— Вы волшебник?

— Нет. Я иллюзионист, фокусник — это одно и то же для меня. Но реакция у людей разная: кто-то предположит, что это ловкость рук и какой-то фокус с секретом, а кто-то может сказать, что это магия, волшебство. Оба варианта поддержу — я за то, чтобы люди сами строили себе красивую картинку.

— Как вы стали заниматься фокусами?

— Когда мне было 12 лет, бабушка подарила книгу «Фокусы для начинающих». Просто так, чтобы я чем-то занимался. И меня это увлекло.

— А как это переросло из хобби в профессию?

— Я долго занимался один по этой книжке, потом ещё одну книжку взял. Интернета тогда не было, а по телевизору ничего не показывали про это. Иногда удивлял деда, бабушку, пацанов во дворе. А потом я познакомился с другими фокусниками. И благодаря взаимному обмену мы стали развиваться очень быстро. После школы я поступил в педуниверситет на учителя химии. Но на третьем курсе бросил учёбу из-за фокусов. Мы тогда с другом начали подходить на улице к людям, показывать им фокусы, записывать их реакцию на камеру и выкладывать это в интернет. В одно видео я вставил свои контакты, и мне начали звонить люди, предлагать выступить, например, на день рождения за деньги. Вот так вот постепенно это и превратилось в профессию.

Фото: архив Ильи Рогулина

— А у вас есть фокусник, на которого вы равняетесь?

— Да, есть много зарубежных фокусников, которые мне нравятся. Они все разные, и у каждого я могу что-то для себя взять. Я не копирую какого-то одного фокусника. Возможно, в начале пути, когда я только развивался и становился иллюзионистом, фишечки свои искал, я мог копировать какие-то движения какого-то фокусника. С этого все начинают и все проходят этот момент подражания, когда ты хочешь быть таким же крутым. А потом как-то находится всё своё, но и сейчас я у многих хороших иллюзионистов беру что-то понемножку.

— На какую аудиторию вы в основном работаете?

— Я люблю работать со взрослыми. Люблю взрослых превращать в детей. На самом деле, дети — это самый сложный зритель для фокусника, потому что для них чудеса в порядке вещей. Для них нет ничего удивительного в том, что что-то исчезло или полетело, поэтому их удивить сложнее, нужен другой подход. Так что мне нравится больше работать со взрослыми.

— Получается, что фокус — это добровольный обман? Почему люди хотят, чтобы их обманули?

— Обман бывает разный. Например, в чём отличие между мошенником и фокусником? Мошенник что-то забирает у человека, а фокусник даёт новую эмоцию, чувство приятного удивления. Взрослый человек знает, как должно быть. И когда ты ему показываешь, как не может быть, он удивляется — у него рвется шаблон в голове. Фокусник даёт это чувство из детства, которое многие взрослые испытывали давно, и при этом ничего не забирает взамен.

— Когда кто-то говорит про иллюзиониста или фокусника — сразу вспоминается фильм «Иллюзия обмана». Действительно ли эти трюки из фильма возможны в жизни?

— В фильме, безусловно, приукрашены какие-то моменты, но все трюки, которые есть там, реальны, основаны на реальных фокусах. В принципе, большинство из них в жизни даже точно так же выглядят. Но, естественно, раз уж это фильм, то можно и дорисовать что-нибудь, чтобы преувеличить эффект. Но в любом случае все эти трюки возможны.

— Есть ли фокусы, механизм которых вы не понимаете и не можете сказать, как они выполнены?

— Да, есть, конечно. Какойто фокусник где-то в Южной Корее или, например, в Китае может придумать какой-то трюк, механизм или секрет, и я вполне себе могу не понять, как он это сделал. Я могу предположить, как бы я это сделал, по-своему, то есть придумал бы какие-то другие способы, чтобы достичь этого эффекта. Но как конкретно он это сделал, я могу не знать. Максимум потом додумать, догадаться.

— То есть вы сами придумываете фокусы?

— Да. Это вообще целый рынок — фокусник может придумывать фокусы и продавать их, а остальные фокусники по всему миру будут покупать или сам трюк, или секрет, или реквизит.

— Если на выступлении не получился фокус, что вы тогда делаете?

— Во-первых, фокус не один — их много. Так что если не получился один, то сразу делаешь второй. Зачастую люди даже не понимают, что что-то не получилось. Это уже в порядке вещей: если произошла какая-то мелкая ошибка, то большинство людей её просто не заметят.

— Расскажите про своё первое участие в телешоу «Удиви меня».

— Примерно в 2010 году на канале ТВ-3 появляется шоу, в котором несколько иллюзионистов соревнуются друг с другом, показывая фокусы приглашённым звёздам и людям на улице. Когда я смотрел, увидел пацанов, которых знаю, — питерских фокусников. Мы с другом, с которым вместе начинали заниматься фокусами, смотрели это шоу. А потом объявили кастинг на второй сезон в Санкт-Петербурге. Я купил билет и полетел.

— Сложно было? Ведь вы дошли тогда до финала!

— Нет, вообще не сложно. Наоборот, для меня это был первый раз, когда я попал на такую тусовку, на мероприятие, где все фокусники — сто фокусников из разных уголков, не только России. И все вместе участвуют в одном проекте, соревнуются. Звёзды, Москва, съёмки — о, это вообще для меня было просто… очень крутой опыт, в общем. А всё началось с бабули. Она смотрела этот проект, гордилась мной.

— Бывало на шоу так, что фокусы у участников повторяются?

— В последнем шоу «Всё, кроме обычного» было примерно 60 иллюзионистов. Естественно, у них какие-то трюки пересекаются. Но перед шоу всё равно есть кастинг, так что в любом случае все фокусы перед выступлением просматривают, некоторые просят немного изменить. И даже учитывая это, были иллюзионисты с похожими фокусами. Их просто ставили в разные выпуски: одного в первый, другого в последний.

Фото: архив Ильи Рогулина

— А что для вас настоящее чудо?

— Гипноз. Я проходил курсы, обучался гипнозу. И видел, как происходит и что происходит с человеком. Если человек гипнабельный, то такое можно вытворять! Это реально настоящая магия — в такое поверить сложно, пока сам не увидишь. Несмотря на то, что я понимаю сейчас технически, как это работает, я всё равно этому удивляюсь. Этим реально можно овладеть, просто надо разобраться, научиться; когда начнёт получаться, можно будет выявлять людей, которые больше подвержены гипнозу. Вообще, если человек не хочет быть загипнотизирован, то он и не будет — он должен быть согласен и хотеть этого.

— Как часто вы тренируетесь в фокусах?

— Каждый день. Могу телевизор смотреть и в этот момент крутить карты в руках. Или ещё чем-то заниматься, а руки сами по себе тренируются. То есть целенаправленно я не иду к зеркалу и не тренируюсь перед ним. Если, конечно, это не какое-то новое движение, новый трюк, элемент, который я не умею делать, но хочу изучить. Я пойду тогда к зеркалу и буду тренироваться, пока не начнёт идеально движение получаться.

— Если вас просят, вы раскрываете секрет вашего фокуса?

— Безусловно, есть простейшие фокусы, которым можно научить. Некоторые даже созданы для того, чтобы учить людей, когда они просят. Это некритично. И это не настолько секретный секретище, чтобы кто-то от этого пострадал. Если хочется узнать секрет, то лучше подумать дважды: узнав секрет, вы потеряете способность удивляться конкретно этому фокусу и другим, которые основаны на этом секрете.

Что касается серьёзных рабочих вещей, то здесь я уже, конечно, ничего не раскрываю. Первое правило фокусника: никогда не раскрывать секрет трюка.

— А второе?

— Никогда не показывать один и тот же фокус дважды одному человеку. Эти правила, так скажем, выкованы иллюзионным искусством — каждый фокусник знает эти правила.

Понравился материал?
Подпишись на рассылку «Роста»

Читайте также

В поисках себя

Люди, которые сменили профессию, о том, как долго они к этому шли и почему решили это сделать

«Варежка»: дело всей жизни

Галина Трощенкова о базе доноров для животных, благотворительности в России и важности десяти рублей

Порядок головного мозга

Профессиональный организатор пространства Ольга Челак о создании собственного курса, осознанном потреблении и важности работы над собой

Ноутбук, две лампочки и фантазия

Антон Душкин — режиссёр анимационных мультфильмов — о перспективах отечественной анимации и занятиях в студии

Айдолы, языки и эра «Халлю» в одном блоге

Блогер Армина Мелкумян о корейском языке, собственных турах на концерты BTS и особенностях менталитета корейцев

Шуткой едины

Кураторы движения КВН в Новосибирской области Александр Загрядский и Алексеем Лукомский о юморе и проблемах Клуба в Новосибирске

Неженское дело

Женщины, работа которых, по мнению общества, относится к занятию «мужским делом», о своих профессиях и стереотипах

Корона-Минус

Антон Пануфник, участник первого сезона «Танцы на ТНТ», рассказал, какие изменения с ним произошли после проекта и почему не хочет быть хореографом

Союз творческих эгоистов

Гримёр Елена Куликова о специфике своей профессии

Шоколадная история

Татьяна Бриль рассказала, где учатся на шоколатье, сколько времени уходит на создание одной конфеты и на что обращать внимание, когда покупаешь шоколад в магазине

Камера, мотор, продакшн

Оператор Николай Хавроненко о том, как ему удалось попасть в команду к Коржу, почему он стал видеографом и зачем занимался продажей браслетов

Гонки няшек, или Как создать настолку

Сергей Притула о популярности «Монополии» и современных настольных играх

Ягода: «Моё дело рисовать»

Уличный художник Иван Ягода об образовании, фестивале «Окрашено» и граффити

Жизнь в движухе

Фотограф Сергей Мордвинов о Монстарции, новосибирской архитектуре и фотографии

Игра в переодевалки

Дизайнер костюмов Нелли Карпушина о новогодних нарядах