Шуткой едины

Андрей Бортко

В этом году в Сочи прошёл 31-й Международный фестиваль команд КВН «КиВиН-2020». Для нашего региона итоги этого фестиваля стали знаковыми — сразу четыре новосибирских команды вышли в основные телевизионные лиги КВН: «Я обиделась» — в Высшую, «Новосиб» — в Премьер, «Столик» — в Первую лигу и «Всегда кажется» — в Международную. «Рост» поговорил с кураторами движения КВН в Новосибирской области Александром Загрядским и Алексеем Лукомским.

— КВН — это хорошая возможность заявить о себе. Как вы попали в КВН?

Александр: У меня серьёзное знакомство с КВН произошло в 1997 году, когда в Бердске образовалась команда «Последний шанс», где играли учителя школ. Проводилась программа «Минимакс» среди школьных команд — аналог КВН. В ней не было ведущих в общепринятом смысле слова, а на связках выходили учителя и разыгрывали какие-то сценки. И потом решили, почему бы самим не поиграть в КВН. Я с ними начинал как автор, после чего они пригласили меня на сцену.

Наша история развивалась параллельно с командой «Дети лейтенанта Шмидта». В 1998 году мы проиграли «Детям» в финале лиги «КВН-Сибирь», когда они уже были чемпионами Высшей лиги. В сезонах 1999 и 2001 годов мы выиграли эту лигу. Это было в серьёзном возрасте, поэтому я подходил к КВНу уже осознанно.

Алексей: У нас в школе организовали КВН. Я попал туда, потому что был ярким и харизматичным человеком. Но у меня параллельно развивалась спортивная карьера, поэтому с КВН сначала не сложилось. В классе в девятом появился повод вернуться в КВН: в моём городе организовалась школьная лига, нужно было представлять нашу команду. Позднее меня пригласили в студенческую лигу. Будучи студентом и выступающим кавээнщиком, я попал в сборную города — команду «Дежа вю». Так для меня начался большой путь, который привёл в Высшую лигу.

— У ваших команд тогда были какие-нибудь традиции, талисманы?

Александр: У каждой команды  может быть и кричалка перед игрой, и талисманы, которые возят с собой. Как и в любой семье, здесь формируются свои традиции.

Алексей: В моей команде за месяц до игры нельзя было щёлкать семечки — если сделаешь это, то проиграешь. Это круто, это объединяет.

Фото: Андрей Бортко

Александр Загрядский (слева) и Алексей Лукомский 

— Замечаю, что КВНщики очень дружно между собой общаются. А когда выходят на сцену — конкуренция появляется? Или дух дружбы царит всегда?

Александр: Да, конечно. Амбиции есть у каждого. Мы можем быть лучшими друзьями в жизни, но когда мы выходим на сцену, мы становимся соперниками. Каждый хочет выиграть. Соперничество и двигает любую команду. Как только в тебе засыпает спортивный дух, ты перестаёшь развиваться, расти.

Алексей: Это обычная конкуренция, когда тебе нужно доказать, что именно ты должен быть выше на одну ступень.

— Команды часто привлекают сторонних авторов для написания шуток?

Александр: В какой-то период у каждой команды встаёт проблема: своими силами она не может реализовываться дальше. Если ты заходишь в серьёзные лиги, то АМИК («Александр Масляков и Компания» — Прим. «Роста») подразумевают, что у тебя должны быть авторы, ведь у любой команды могут возникнуть проблемы с шутками. Чем позже наступает такой момент, тем лучше для команды. Но обычно это происходит, когда команда добивается чего-то серьёзного. Если изначально работаешь только с авторами, то быстро деградируешь, рассчитывая на других людей.

— Наверняка есть какая-то система отбора шуток.

Александр: Всё зависит от этапа. Когда команда молодая, зелёная, она приносит шутки, редакторы эти шутки начинают вычитывать. «Эта шутка не имеет права на жизнь, потому что была в телевизоре», а эта шутка хорошая, её можно пока оставить» — шутки отбирают по такому принципу. Когда уже команда поиграла, то она сама начинает отбирать лучшие шутки и показывать их редактору, а он так же из лучших отбирает лучшее.

— Были случаи, когда редакторы вырезали почти весь материал? 

Александр: Да, такое происходит, и не редко. В основном в случае если, на взгляд редактора, материал просто не является конкурентоспособным. Бывает ещё такое, что ты проходишь все этапы редактуры, а потом в Премьер и в Высшей лигах Александр Васильевич Масляков смотрит шутки и говорит: «Этого не будет». Никто не объясняет, почему «этого не будет». Просто ставят перед фактом. Чем выше лига, тем чаще случаются такие вещи. В лигах ниже уровнем редактор может сознательно пропустить шутку, яростно отстаиваемую командой, чтобы реакция зрителя дала или не дала шутке право на жизнь. Команды должны поскальзываться и учиться в том числе и на своих ошибках.

Алексей: КВН — это игра достаточно табуированная. Существует список тем, на которые в КВНе не принято шутить: война, религия, в детском КВН ещё наркомания, алкоголизм. Мы в КВНе приверженцы светлого, интеллектуального, философского юмора. КВН тем и хорош, что умеет воспитывать хорошие качества.

Фото: Андрей Бортко

— Плагиат шуток часто встречается? 

Александр: Конечно. Состязание в собственном остроумии — это одно из первых условий, когда ты приходишь в КВН. Эту мысль мы пытаемся донести до любого человека, который приходит сюда. Всё, что придумывается, должно быть придумано тобой. Бывает так, что то, что было придумано до тебя, ты просто не знаешь в силу объективных причин. Это момент не расстрельный. Ты просто говоришь человеку: такое уже было.

— Вы уже давно занимаетесь КВНом. Сильно изменился юмор в игре за это время?

Александр: Каждый юмор живёт в свою эпоху. Но, вообще, все шутки форматируются. Если раньше шутили про Ельцина, то сейчас — про Медведева или нашего президента. Тогда были «новые русские», сейчас их заменили чиновники. Так или иначе объекты юмора циклично сохраняются. Юмор меняется вместе с тем временем, в котором он живёт.

— Вы уже давно проводите летние школы КВН. Зачем они нужны, человека разве можно научить шутить?

Александр: Наша летняя школа началась двадцать лет назад. Когда спрашивают о том, можно ли научить шутить, я всегда говорю, что можно. Чувство юмора похоже на любую другую человеческую активность. Если ты его начинаешь использовать постоянно, то оно развивается. За пять дней школы КВН каждая команда должна написать, поставить и показать пять кавээновских конкурсов. Это сложно, напряжение очень сильное. И создаётся ощущение, что участников школы выбрасывают из лодки и говорят: «Плывите».

Алексей: В школе спартанские условия, я бы сказал. Это соревнование, которое проходит каждый день и позволяет прогрессировать в этом ремесле. Летняя школа проходит в период, когда не функционируют лиги. Этот меридиан позволяет усилиться и перед сезоном набраться уверенности и опыта, чтобы после закончить сезон на более яркой ноте.

— Получается, школа ежегодно выпускает новых кавээнщиков, которые хотят и готовы играть. Но часто бывает, что даже талантливые люди не всегда доходят до хороших результатов. Почему?

Александр: Команды формируют лицо территории. Кавээнщик идёт к серьёзным телевизионным лигам годы, порой десятилетия. Но порой, когда он попадает туда, выясняется, что делал он это только для себя! Это твои финансовые, организационные и человеческие проблемы, и больше никому они не интересны. Возникает парадокс, который не должен происходить в нормальном обществе.

Алексей: Рушатся судьбы… Мы уже не воспринимаем нашу жизнь без кавээнщиков, ведь они делают музыку, телепроекты, пишут книги, создают национальные проекты и платформу нашей культуры.

Для меня кавээнщики, которые сейчас играют, начиная от ребёнка и заканчивая взрослым человеком, — это дети, воспитанники. Я сейчас готов стремиться, чтобы их жизни были крутыми, чтобы о них узнавали, чтобы каждый человек мог услышать имя этого «ребёнка» и, как и я, гордиться им.

В этом году фестиваль в Сочи стал очень важным для новосибирского КВНа, потому что впервые за три года во второй тур прошли сразу три новосибирские команды: «Я обиделась», «Новосиб», «Столик», которые попали в Высшую, Премьер- и Первую лиги. Для меня это самая запоминающаяся победа, ведь это победа всего новосибирского КВНа. Нам важно то, какие мы сейчас, что мы даём игре. Победы воспитанников, в которых ты вложил силы, эмоции, — это, наверное, самое ценное.

Александр: Хочется, чтобы люди имели возможность развиваться. Хорошая команда должна ездить на игры, а для этого нужна финансовая поддержка. На КВН выделяются деньги, но сильной поддержки не закладывается.

Мы хотим, чтобы команд было больше, чтобы качество этих команд было выше, чтобы результаты этих команд были ещё выше тех, что мы имеем на сегодняшний момент.

И второе — нам очень нужен Дом КВН, где могли бы собираться кавээнщики, куда могли бы приходить молодые люди, создавать свои команды, перенимать опыт, развиваться и составлять конкуренцию сегодняшним лидерам.

— Если бы у вас была возможность, что бы вы изменили в КВНе?

Александр: Это наша игра, но не нами она придумана. Пусть КВН существует таким, какой он есть, а мы будем внутри него. Нам достаточно того, что в Новосибирской области мы сами можем формировать вектор развития. А вообще, КВН сам меняется внутри того времени, которое его окружает.

***

«Рост.медиа» пообщался со Славой Малинкиным — стендап-комиком и ведущим стендапов в Новосибирске.

Понравился материал?
Подпишись на рассылку «Роста»

Читайте также

В поисках себя

Люди, которые сменили профессию, о том, как долго они к этому шли и почему решили это сделать

«Варежка»: дело всей жизни

Галина Трощенкова о базе доноров для животных, благотворительности в России и важности десяти рублей

Порядок головного мозга

Профессиональный организатор пространства Ольга Челак о создании собственного курса, осознанном потреблении и важности работы над собой

Ноутбук, две лампочки и фантазия

Антон Душкин — режиссёр анимационных мультфильмов — о перспективах отечественной анимации и занятиях в студии

Айдолы, языки и эра «Халлю» в одном блоге

Блогер Армина Мелкумян о корейском языке, собственных турах на концерты BTS и особенностях менталитета корейцев

Неженское дело

Женщины, работа которых, по мнению общества, относится к занятию «мужским делом», о своих профессиях и стереотипах

Корона-Минус

Антон Пануфник, участник первого сезона «Танцы на ТНТ», рассказал, какие изменения с ним произошли после проекта и почему не хочет быть хореографом

Союз творческих эгоистов

Гримёр Елена Куликова о специфике своей профессии

Шоколадная история

Татьяна Бриль рассказала, где учатся на шоколатье, сколько времени уходит на создание одной конфеты и на что обращать внимание, когда покупаешь шоколад в магазине

Камера, мотор, продакшн

Оператор Николай Хавроненко о том, как ему удалось попасть в команду к Коржу, почему он стал видеографом и зачем занимался продажей браслетов

Гонки няшек, или Как создать настолку

Сергей Притула о популярности «Монополии» и современных настольных играх

Ягода: «Моё дело рисовать»

Уличный художник Иван Ягода об образовании, фестивале «Окрашено» и граффити

Жизнь в движухе

Фотограф Сергей Мордвинов о Монстарции, новосибирской архитектуре и фотографии

Игра в переодевалки

Дизайнер костюмов Нелли Карпушина о новогодних нарядах