«Варежка»: дело всей жизни

архив Галины Трощенковой

Галина Трощенкова — одна из учредителей новосибирского благотворительного фонда помощи животным «Варежка». Совсем недавно «Варежка» создала базу доноров для животных. «Рост.медиа» поговорил с Галиной об актуальности темы, благотворительности в России и о важности десяти рублей.

— Как и кому пришла идея донорства для животных?

— Это вышло как-то само собой. В интернете постоянно мелькают сообщения о поиске доноров для животных, да и мы часто сталкиваемся с ситуациями, когда нужна кровь. Раньше хозяин животного, которому нужен донор, должен был отправить объявление в группу, после чего оно проходило модерацию. Это занимало несколько часов, если не сутки — соответственно, много потерянного времени, а задержки иногда необратимы. Начали думать, как упростить систему, исключить из неё человеческий фактор. В то время в фонде появился человек, который помогал в разработке сайта. Мы решили заодно встроить туда форму о донорстве. Так всё и началось.

Фото: архив Галины Трощенковой

Запрос о поиске донора сразу поступает ко всем людям, зарегистрированным в системе, без затрат времени на ожидание, когда его увидит и опубликует волонтёр. Это быстро, это удобно, это происходит автоматически, но пока, к сожалению, в этой базе очень немного животных. Наверное, не каждый готов предоставить своего питомца в качестве донора. Возможно, из-за страха за него либо из-за нежелания тратить своё время.

— Многие владельцы никогда даже не слышали о том, что существуют животные-доноры. Как нужно действовать, чтобы подвигнуть хозяев сдавать кровь?

— Самое главное, наверное, объяснять, какую это приносит пользу. Помимо того, что ты сам спасаешь жизнь, важно осознание, что и тебе в трудной ситуации тоже помогут. Об этом нужно чаще говорить, чтобы информирование шло не только от нас, но и от других ресурсов, связанных с животными.

Опять же, сейчас иногда проще бывает набрать тому, у кого есть животное, и попросить о помощи. База обезличена, и люди, прочитавшие сообщение, могут не откликнуться. Когда тебе звонят лично, становится труднее отказать. Поэтому важно работать на повышение сознательности в этом плане.

— В каких случаях требуется переливание и как оно проводится?

— Переливание требуется гораздо чаще, чем можно подумать — начиная от технических травм (например, автотравм) и заканчивая укусами клеща и различными болезнями. Сейчас существует мнение, что проводить его можно не чаще, чем раз в три месяца. Конечно, лучше всего это спрашивать у врача в каждом конкретном случае: всё зависит от возраста, состояния здоровья, массы животного и прочих факторов. Некоторые даже считают переливание полезным из-за того, что организм обновляет кровь.

Фото: архив фонда «Варежка»

Для кошек используется наркоз, но не такой, когда животное полностью засыпает, а лёгкий, чтобы была возможность взять кровь. Им сложнее, после наркоза некоторые могут тяжело отходить. Владельцам необходимо смотреть самим, подходит ли для них такой способ помощи. С собаками проще, обычно они спокойно лежат и позволяют проводить с собой различные манипуляции.

 — Существуют ли какие- нибудь банки крови, или доноры подбираются под каждый конкретный случай?

— Банков нет — в этом и проблема. Кровь животных не может долго храниться, а переливать можно только свежую.

— Сегодня ваш фонд «Варежка» один из самых активных в Новосибирске — вы организовываете благотворительные мероприятия, котокафе. С чего всё начиналось?

— Началось всё очень-очень давно, когда даже не было идеи о фонде. Были просто волонтёры, которые долгое время ездили в приют для животных: убирались там, выгуливали питомцев, делали какие-то бытовые дела. Хотелось развиваться. Стали активно заниматься пристраиванием животных, придумывали разные мероприятия: выставки-раздачи, «тёплые пикники», ярмарки… Со временем поняли, что нужно организовывать что-то своё, чтобы не зависеть ни от чьего мнения, быть более свободными в своих действиях. Так и появилась «Варежка». Это было в декабре 2016 года.

— Сколько волонтёров у вас в команде, какую помощь они оказывают?

— Волонтёрами мы называем всех, кто оказывает хоть какое- то содействие. Основной костяк тех, кто постоянно задействован в процессе, в районе 10 человек. Помимо них есть ещё десятки человек, которые помогают периодически — автопомощь, фотографирование, помощь с сайтом, не говоря о тех, кто оказывает материальную помощь, жертвует корма, подстилки и прочее. Есть волонтёр, которая следит за актуальностью таблицы подопечных, волонтёры, которые пишут посты и следят за фотоальбомами. И, разумеется, те, кто берут на себя временный уход за животными, делают контент с ними. Спонсоров как таковых нет, но многие жертвуют деньги на регулярной основе.

— Могут ли 100 рублей что-то изменить?

— На самом деле да, могут. Даже 10 рублей! Все пожертвования в основном приходят небольшие, очень редко люди переводят сразу много. И именно из этих небольших, на первый взгляд, денег и собирается та сумма, благодаря которой организация может существовать.

— Какая помощь вам требуется чаще всего?

— Из-за того, что у нас нет своего приюта, нам очень часто требуются временные дома — места, где можно поселить животное, пока оно не найдёт своего хозяина. Ну и, конечно же, поддержка кормами, лекарствами и денежными средствами.

— Свободных рук хватает не всегда. Как вы выбираете, кому помогать, а кому нет?

— Изначально мы полностью брали на себя животных, но потом поняли — это невозможно вытянуть: негде размещать, мало курирующих волонтёров, их ресурсы тоже постепенно истощаются. Сейчас главное условие — взаимное сотрудничество. Необходимо, чтобы человек, который обращается к нам за помощью, участвовал в процессе наравне с нами. Как минимум взять животное к себе на время лечения или пристройства либо найти ему место, где оно будет жить.

Фото: архив Галины Трощенковой

К сожалению, немногие люди согласны на такое. Соответственно, они уходят искать помощи где- то в другом месте. Те животные, которые остаются, полностью готовятся к пристройству, лечатся, если необходимо. Собаки в основном находят дом через пиар — делаем фото, видео и выкладываем в сеть. Кошек пристроить можно через котокафе.

— Одно только то, что нам необходимы подобные фонды, о многом говорит. Как вы оцениваете осознанность россиян, которые решают завести животное?

— Люди, к сожалению, не всегда знают даже о самых обычных вещах – о необходимости прививок, о правильном питании для питомцев и тому подобном. Мы ведём статистику: прежде чем кого-то взять, человек должен заполнить анкету. Так вот, отданных животных по сравнению с количеством заполненных анкет гораздо меньше.

Несмотря на это, сейчас ситуация намного лучше, чем, скажем, несколько лет назад. Современных людей, которые понимают, что животное — это большая ответственность, становится намного больше. Во многом это происходит благодаря активной просветительской работе фондов и организаций.

— Меняется с течением времени отношение людей и властей к благотворительности в целом?

— Ничего не могу плохого сказать об отношении властей. Государство, скажем так, не очень пристаёт к организациям подобного рода. Нет такого, что устраивают постоянные проверки, мешающие работе, хотя поддержки тоже особой нет. Возможно, это и хорошо — пусть каждый занимается своим делом.

Не так давно Новосибирским центром по проблемам домашних животных руководил человек, который в принципе ничего не понимал ни в животных, ни в помощи для них, было очень много нареканий к его работе. Сейчас во главе стоит человек, который лично прошёл волонтёрскую школу. Это большой прогресс, государство доверило зоозащитнице руководить муниципальным учреждением, которому выделяются бюджетные деньги.

Среди людей я встречаю больше тех, кто нас поддерживает и выражает благодарность. Может быть, потому, что я не вижу другую сторону. Наверняка есть те, кому всё равно, те, кто относятся отрицательно, поскольку не понимают, как это работает, например, думают, что их налоги идут в фонды, хотя это не так.

— Что помогает вам не выгорать?

— У каждого наверняка найдутся свои лайфхаки, как не выгорать, но лично для меня помощь животным — это дело всей жизни. А когда любишь что-то очень сильно, отрицательные моменты стираются, положительные — остаются. Животные, которым ты помогаешь, классная команда, которая всегда поддержит, — это даёт силы продолжать двигаться вперёд.

Понравился материал?
Подпишись на рассылку «Роста»

Читайте также

Порядок головного мозга

Профессиональный организатор пространства Ольга Челак о создании собственного курса, осознанном потреблении и важности работы над собой

Ноутбук, две лампочки и фантазия

Антон Душкин — режиссёр анимационных мультфильмов — о перспективах отечественной анимации и занятиях в студии

Айдолы, языки и эра «Халлю» в одном блоге

Блогер Армина Мелкумян о корейском языке, собственных турах на концерты BTS и особенностях менталитета корейцев

Шуткой едины

Кураторы движения КВН в Новосибирской области Александр Загрядский и Алексеем Лукомский о юморе и проблемах Клуба в Новосибирске

Неженское дело

Женщины, работа которых, по мнению общества, относится к занятию «мужским делом», о своих профессиях и стереотипах

Корона-Минус

Антон Пануфник, участник первого сезона «Танцы на ТНТ», рассказал, какие изменения с ним произошли после проекта и почему не хочет быть хореографом

Союз творческих эгоистов

Гримёр Елена Куликова о специфике своей профессии

Шоколадная история

Татьяна Бриль рассказала, где учатся на шоколатье, сколько времени уходит на создание одной конфеты и на что обращать внимание, когда покупаешь шоколад в магазине

Камера, мотор, продакшн

Оператор Николай Хавроненко о том, как ему удалось попасть в команду к Коржу, почему он стал видеографом и зачем занимался продажей браслетов

Гонки няшек, или Как создать настолку

Сергей Притула о популярности «Монополии» и современных настольных играх

Ягода: «Моё дело рисовать»

Уличный художник Иван Ягода об образовании, фестивале «Окрашено» и граффити

Жизнь в движухе

Фотограф Сергей Мордвинов о Монстарции, новосибирской архитектуре и фотографии

Игра в переодевалки

Дизайнер костюмов Нелли Карпушина о новогодних нарядах