Союз творческих эгоистов

архив Елены Куликовой

Елена Куликова — художник по гриму в Новосибирском городском драматическом театре под руководством Сергея Афанасьева. Благодаря её мастерству зрители могут видеть одних и тех же актёров в совершенно разных образах. В продолжение темы Года театра в России «Рост» поговорил с Еленой и узнал, чем киношный грим отличается от театрального и почему художников по гриму можно назвать сапёрами.

«Киношный» ребёнок

Поскольку я «киношный» ребёнок (мои родители работали в кино), я сразу знала, что свяжу свою жизнь с кино или театром. Как-то я приехала на съёмочную площадку, зашла к девочкам-гримёрам и поняла, что хочу заниматься именно этим.

Раньше я работала в Москве, гримировала актёров кино. Четыре года назад переехала в Новосибирск. Меня пригласили в театр Афанасьева. Я с радостью согласилась работать художником по гриму. Сейчас же стараюсь совмещать и кино, и театр — не могу от чего-то одного отказаться.

Пытаюсь совместить киношный грим и театральный. Но при этом нужно не перегружать артиста гримом, чтобы зритель с первого ряда не видел тонну косметики. В этом и есть мой стиль, мой почерк.

Киношный грим более тонкий, так как камеры очень чувствительны. Мужчин в современном кино почти не гримируют, в основном для них используют матирующие базы. Элементы постижа — усы, бороды, парики — шьются на специальном полупрозрачном тюле и по индивидуальным меркам конкретного артиста. Все накладки в виде шрамов, ожогов и прочих спецэффектов изготавливаются из тонких силиконов.

Театральный грим более яркий, насыщенный и плотный, в некоторых моментах даже утрированный. В основном в театре применяется живописный метод, используют специальный жировой грим. Если в спектакле из молодого артиста надо сделать старика, то мы делаем это открытым ходом — просто рисуем морщины, более землистый цвет лица и седим волосы с помощью специальных красок или одеваем парик. Постиж в театре более плотный, он шьётся на плотном тюле и делается гуще. В идеале, конечно, у каждого актёра он должен быть индивидуальным, но это не всегда получается, поэтому мы делаем универсальные накладки, по усреднённым меркам.

Психолог для артиста

В кино смены бывают по 15-17 часов. Самая долгая смена у меня была 26 часов. Это очень сложно физически выносить. В театре больше проблем психологических. Здесь все люди эмоциональные, творческие. Особенно перед спектаклем все на пределе, на нервах, и тебе приходится, как сапёру, очень осторожно между всеми артистами лавировать, потому что к каждому нужен свой подход. У тебя самой играют нервы или могут быть какие-то неприятности, но ни в коем случае нельзя это показывать.

Гримёры очень приближены к телу артиста, поэтому мы им и психологи, и друзья. Мы последние, кто с ними контактирует перед выходом на сцену. И наша задача сделать не только хороший грим, но ещё и не испортить артисту настроение. Очень важно понимать, как работать с ними в такие моменты.

Когда я только начинала работать гримёром, мне было страшно подходить к артистам, всё время думала, что могу сделать что-то не то, что меня могут выгнать, накричать. А сейчас уже есть опыт, и я могу за 5-10 минут пообщаться с новым актёром, узнать, какой он, как с ним надо себя вести: можно ли шутить, разговаривать или нужно держать дистанцию и говорить только по делу. Всё это приходит с опытом: чем больше работаешь, тем легче становится понимать состояние артиста.

Театр начинается с образа 

Гримёр включается в работу, когда открывает сценарий или пьесу. Именно с этого момента я начинаю придумывать образы в голове. Когда появляются костюмы, когда артисты изучают своего персонажа, ты постепенно начинаешь воплощать свои мысли. Включение в работу может происходить даже за полгода до начала репетиций.

Без экспериментов

Режиссёр, артист, художник-постановщик, художники по костюмам и по гриму — это союз творческих эгоистов.При этом гримёры самые лояльные в этом сообществе: они пытаются максимально под всех подстроиться, чтобы потешить и своё творческое эго, и в то же время чтобы всем остальным было хорошо. По крайней мере, я стараюсь так работать. Если артисту некомфортно, я никогда не буду продавливать своё видение, потому что ему работать на сцене, а из-за моих желаний лучше никому не будет.

Фото: архив Елены Куликовой

Грим сугубо индивидуален. Я могу создать образ, наложить грим на своего знакомого, а потом на артисте это просто не будет смотреться. Поэтому пробы грима ты проводишь только с артистом, только с тем человеком, с которым ты и будешь работать. Поэкспериментировать не выйдет.

Полёт фантазии

На спектакле «Ревизор» у одного актёра, который читал монолог, отклеились усы — такие ситуации бывают, обычно артисты их обыгрывают. Это было очень смешно. Я бежала к нему с клеем за кулисы и заново всё приклеивала. После этого я клеила всем усы практически намертво!

Один раз мы делали грим на человека, которого по сценарию сварили заживо. Это был не пластический грим, мы не делали никаких накладок. Мы прорисовывали все ожоги спиртовыми красками. А для другого проекта нужно было сделать труп, который пролежал около десяти дней. Нужно было учитывать специфику разложений.

Для создания образа можно использовать всё что угодно: накладки, баллончики для изменения цвета волос, можно сделать даже небольшие спец-эффекты — шрамы, рубцы, дефект на лице. Здесь просто безграничный полёт фантазии. Материала для работы сейчас такое количество, что перед нами встаёт задача — надо определить, какой из продуктов лучше.

Несмотря на то, что сейчас практически любая косметика гипоаллергенная, в том числе косметика, которая разработана для спецэффектов, всё же есть индивидуальные особенности, от которых никуда не денешься. Артисты сами знают, на какие марки продуктов у них аллергия, они говорят об этом. Лично у меня тоже есть аллергия — на эпоксидную смолу.

Творческое взаимодействие 

Мне нравится грим в фильмах Тима Бёртона. Очень жаль, что в России нет такого формата кино. Хотя совсем недавно начали снова делать сказки. У меня есть знакомая Ольга Афиногенова — художник по гриму в фильме «Последний богатырь». Она получила премию «Лучшая работа художника по гриму и пластическим спецэффектам». До этого в России такой номинации не существовало. Люди начинают ценить нашу работу. Это очень радует, хочется стараться больше.

Постоянно замечаю что-то интересное в фильмах и спектаклях, что хочу потом повторить. Я считаю, что это творческое взаимодействие. Например, смотрела фильм «Две королевы», мне понравились там причёски. Одну из них я слегка изменила и теперь использую в спектаклях.

Я не могу смотреть фильмы и сериалы как обычный человек, постоянно отвлекаюсь, анализирую грим. Как-то был случай, сидим я — гримёр, режиссёр и художник-постановщик и смотрим фильм. И каждый из нас делает своё замечание. Режиссер говорит: «Что же они так актрису посадили, её же в кадре совсем не видно». Художник-постановщик продолжает: «Для чего они рядом такие лампы поставили?» И я тоже подхватываю: «Да и парик у неё тоже не очень».

Я хочу дальше продолжать развиваться, хочу научиться чему-то новому. Недавно к нам в театр на должность гримёра пришла молодая девушка, я бы хотела передать ей всё, что накопила сама: основы и принципы нашей работы, уважение к артистам. Со временем это всё теряется, традиции уходят, и мне, конечно, хочется их сохранить.

 

Понравился материал?
Подпишись на рассылку «Роста»

Читайте также

«Варежка»: дело всей жизни

Галина Трощенкова о базе доноров для животных, благотворительности в России и важности десяти рублей

Порядок головного мозга

Профессиональный организатор пространства Ольга Челак о создании собственного курса, осознанном потреблении и важности работы над собой

Люди космических возможностей

«Рост.медиа» посетил закулисье Новосибирского областного театра кукол и узнал, как рождаются главные герои сцены

Ноутбук, две лампочки и фантазия

Антон Душкин — режиссёр анимационных мультфильмов — о перспективах отечественной анимации и занятиях в студии

Айдолы, языки и эра «Халлю» в одном блоге

Блогер Армина Мелкумян о корейском языке, собственных турах на концерты BTS и особенностях менталитета корейцев

Шуткой едины

Кураторы движения КВН в Новосибирской области Александр Загрядский и Алексеем Лукомский о юморе и проблемах Клуба в Новосибирске

Неженское дело

Женщины, работа которых, по мнению общества, относится к занятию «мужским делом», о своих профессиях и стереотипах

Корона-Минус

Антон Пануфник, участник первого сезона «Танцы на ТНТ», рассказал, какие изменения с ним произошли после проекта и почему не хочет быть хореографом

Шоколадная история

Татьяна Бриль рассказала, где учатся на шоколатье, сколько времени уходит на создание одной конфеты и на что обращать внимание, когда покупаешь шоколад в магазине

Планета «Инклюзия»

Репортаж с репетиции инклюзивной театральной студии «Особенный ТИП»

Выйти из зоны консерватизма

Кто читает театральные рецензии и почему костюмированный Шекспир на сцене сегодня — это иллюзия

Камера, мотор, продакшн

Оператор Николай Хавроненко о том, как ему удалось попасть в команду к Коржу, почему он стал видеографом и зачем занимался продажей браслетов

Гамлет — это ты

Актёр театра «Старый дом» Александр Вострухин о своём перевоплощении в Гамлета

Андрей Короленко: «Хочу, чтобы люди чувствовали»

Хореограф «Синестетики» о современном танце, итогах сезона и подготовке к Вечеру танцевальных спектаклей

Это про любовь

Режиссёр Полина Кардымон о том, почему она против тоталитарной режиссуры, зачем звать в театр художников и как мужчины помогли ей полюбить женщин

Грехи растут на Божьих пажитях

Рецензия на антиутопический хоррор с библейским финалом — спектакль «Злачные пажити» театра «Старый дом»

«Ржавым гвоздём по сердцу зрителя»

Сергей Дроздов рассказал, почему ему не интересна современная драматургия и зачем он хочет вернуть постановкам «живой диалог»

Театр не должен пахнуть нафталином

Драматург Юлия Тупикина о Макдонахе, устаревших театрах и общении с подростками

Ожидание истекло — спектакль без времени и Годо

Рецензия на спектакль «Время ожидания истекло» от Первого театра

Гонки няшек, или Как создать настолку

Сергей Притула о популярности «Монополии» и современных настольных играх

Ягода: «Моё дело рисовать»

Уличный художник Иван Ягода об образовании, фестивале «Окрашено» и граффити

Сказать жестом

Актриса театра кукол Karlsson Haus Ася Галимзянова о том, зачем решила «поставить» на сцене Соколова и почему театр кукол — это не всегда детское развлечение

Жизнь в движухе

Фотограф Сергей Мордвинов о Монстарции, новосибирской архитектуре и фотографии

Игра в переодевалки

Дизайнер костюмов Нелли Карпушина о новогодних нарядах

Оруженосцы сцены

Как проходит рабочий день людей неприметных профессий в театре — монтировщиков сцены, декораторов и бутафоров

Тимофей Кулябин: «В театре было всё, кроме меня»

Как Тимофей Кулябин позиционирует себя в театре и какие творческие задачи перед собой ставит

Время прошлого

Рецензия на спектакль «Я здесь» Максим Диденко в театре «Старый дом»

Балерина из соседнего двора

Будущая балерина Валентина Дергачёва о том, почему выбрала эту профессию и с чем столкнулась на пути к своей цели