Лучше бы и не читал

Иногда нам попадаются книги, которые не оправдывают наших ожиданий. После прочтения таких текстов мы ужасно жалеем о том, что своё время потеряли зря. «Рост» узнал у молодых людей, какие авторы и произведения стали предметом их собственного разочарования.

Юлия Кубушка, 22 года

«"Шантарам" австралийского писателя Грегори Робертса состоит из пяти частей, но только в первых двух был интересный сюжет, а кроме него — ничего больше. Текст пестрит всякими литературными и разговорными клише. На протяжении всей книги меня тошнило от пафоса, которым она пропитана. Во время чтения меня постоянно не покидало ощущение, что я смотрю дешёвый боевик. Произведение Робертса входит в топы самых рекомендуемых и продаваемых книг. У меня один вопрос: «Почему?»

С «Алхимиком» Коэльо проще. Я читала его с большим скептицизмом, поэтому все эти «глубоководные» опусы о «космосе» и «судьбе» кажутся слишком детскими, наивными, клишированными. На протяжении всей книги муссируются одни и те же философские мысли: о том, что нужно верить, надеяться и идти вперед. Сюжет вообще не запоминается — слишком много воды в тексте.

«Степного волка» Гёссе я читала с дикой тоской в плохом смысле этого слова. Возможно, виноват возраст — слишком поздно я взялась за эту книжку, чтобы она произвела на меня должное впечатление. Главный герой мне показался мерзким, романтизированным и таинственным. Гёссе переборщил с повествованием его жизни».

Иван Воронов, 25 лет

«Не каждая книга достойна того, чтобы тратить на неё своё внимание. Бульварные детективы, вроде «шедевров» Дарьи Донцовой, тому пример.

Я помню тот день, когда зазывающая реклама заставила меня приобрести подобное чтиво, название и автора которого я уже не вспомню, как это обычно и бывает с подобными произведениями. Я с интересом принялся за чтение. Книга в мягкой обложке с первых же страниц погружала всё глубже и глубже в сюжетную линию рассказа. Прочитав первую книгу, я принялся за вторую, потом за третью. Сначала истории захватывали, но с каждым новым бульварным детективом я чувствовал опустошённость, интерес стал пропадать. Я постарался вспомнить сюжет первой книги, но из-за его однообразия всё перемешалось в памяти.

Тогда до меня дошло: когда люди читают подобную «литературу», они и сами совершают преступление — убивают своё время. И самое главное, что ничего полезного из этих книг не выносим же.

Кто-то может сказать, что такое чтиво не ставит задач «вкладывать» в себя глубокий смысл: его предназначение отвлечь и скоротать время. Но ведь существует огромное количество произведений, благодаря которым можно получить удовольствие, пищу для ума и вдохновение».

Элиза Гумерова, 20 лет

«Пусть летят в меня помидоры, но я считаю переоцененной книгу Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». Я не увидела там никакой магии, таинства и вечной любви.Для меня это не книга, а сплошной шизофренический бред, который очень хорошо написан, но не более.

Почти настолько же безумна повесть Александра Куприна «Яма». Произведение ничем непоучительно. Лично у меня оно вызывает только раздражение и неприятные ассоциации. Героями я не особо прониклась: мне было всё равно, по отношению к персонажам повести я ничего не чувствовала.

Произведение «Сердца трёх» Джека Лондона написано тринадцатилетним подростком во время гормонального буйства — такое у меня сложилось ощущение. Начало и конец могут похвастаться разнообразием, но только эти моменты и запоминаются, а всё, что находится между ними, вообще в голове не остаётся.

Логика практически отсутствует, всё наивно до безобразия, персонажи без характера, без глубины, а героиня Леонсия просто меня выводит из себя. Со временем я полюбила Лондона за роман «Мартин Иден» и повести «Белый Клык» и «Зов предков», но всё же некоторые его рассказы вызывают у меня недоумение».

Виктория Шмелёва, 20 лет

«Для меня всегда был важен подбор литературы для школьников, которое предлагало министерство образования, ведь то, что будут «пихать» школьнику вопреки его желаниям должно быть качественным и иметь глубокий смысл. В списке прочитанной литературы оказалась писательница Людмила Петрушевская, у которой есть сказка «Глюк». Произведение о подростках и наркотиках. Актуальная тема: где ещё, как не в школе, начинать обсуждать с детьми катастрофический вред от употребления запрещенных препаратов. Но вот тут и кроется главная проблема. Автор, которому было на момент написания сказки шестьдесят два года, «принуждённо» пишет от лица пятнадцатилетней девочки, что режет глаз с первых строк — подростки нынче иначе мыслят.

Не стесняется Петрушевская использовать вставочки из бульварных романов, что вообще ставит в ступор: произведения для подростков, на мой взгляд, должны быть написаны качественно. А дальше начинается полнейшее мракобесие, из которого нельзя сделать вывод о том, что употреблять наркотики вообще-то опасно».

Дарья Пирожкова, 20 лет

«Однажды я наткнулась на книгу Селби Хьюберта «Реквием по мечте». Конечно, у каждого человека возникает ассоциация со знаменитым кинофильмом, но тогда я понятия не имела о его существовании. Скорее всего, меня очень привлекло название. Но как же близко было разочарование: уже на середине книги я понимала, что всё закончится трагично. Текст написан очень отрывочно, и мне толком были непонятны многие ситуации, происходящие в этой книге.

Единственное, что можно прочувствовать на все 100% — негативное настроение на протяжении всего произведения. Конечно, любителям трудных историй роман Хьюберта может и понравится, если только они разберутся и найдут ниточки в этом клубке слов. Да и конец уж точно не радует. При этом фильм «Реквием по мечте» Даррена Арофонски мне понравился. После просмотра у меня были необычные ощущения: лента сильно повлияла на меня, оставила какой-то приятный осадок, воспоминания».

Эльвира Измайлова, 21 год

«Я обожаю читать, люблю произведения, которые трогают душу, вызывают неподдельные эмоции и заставляют кое-что переосмыслить в себе. Этого же я ждала от романа Курта Воннегута «Бойня №5». Многие говорили, что это произведение определённо стоит прочесть, потому что она показывает ужасы Второй мировой войны.

Я читала много произведений, которые описывают события этого страшного периода в человеческой истории: «В списках не значился» и «А зори здесь тихие» Бориса Васильева, «Книжный вор» Маркуса Зусака и многие другие: все эти тексты пропитаны болью, ужасом, неподдельными эмоциями и чувствами.

В «Бойне №5» я не почувствовала и части этих эмоций. Во время чтения находилась в постоянном ожидании: скоро автор удивит какими-то великими мыслями, опишет события и сделает какие-то свои ценные выводы. Этого не случилось.

То, как написана книга, мне тоже не понравилось. Произведение получилось какое-то «расхлябанное»: не хватает цельной картины, толкового замысла, слов, берущих за душу, нет чувства единения с героем. Единственная мысль, которую я для себя вынесла: все люди на войне равны, все одинаково измучены ею и всем страшно».

Понравился материал?
Подпишись на рассылку «Роста»

Читайте также

Мы — библиотекари

Молодые библиотекари о том, почему они выбрали такую профессию, как сейчас работают библиотеки и насколько верны существующие стереотипы

Алекс Хариди: «Запретных тем нет»

Шведский писатель о табуированных темах в детской литературе, экранизации произведений и подростковых проблемах

Кошмар, в котором мы живём

Писательница Алиса Ганиева о своей авторской позиции, специфике первой повести «Салам тебе, Далгат!» и о том, как литература заклинает будущее

Заверните книгу, пожалуйста

Сотрудники книжных магазинов Новосибирска рассказали, какую литературу предпочитают покупать молодые люди

#нетnotживи

Журналист Александр Морсин о закрытии своего книжного магазина, журналистике и перформансе с Сашей Грей

«Мы не можем знать, что нужно подростку»

Нина Дашевская о том, как авторам удаётся переносить мир ребёнка на бумагу

Воспитать родителей

Зачем Новосибирску нужен фестиваль «Другие книги»

«Национальные предрассудки не так важны»

Писательница Гузель Яхина о новом романе, успехе «Зулейхи» и «Тотальном диктанте»

Все в библиотеку: зачем и за чем

Молодые люди рассказали, как часто они ходят в библиотеки

Проблема «другой» книжки

Анна Яковлева — организатор «Других книг» — о том, почему такие фестивали необходимы детям и их родителям