Мария Парр: «Писать книги — это как быть вратарём»

06 декабря 2019
Клуб любителей детских книг и пирожков

В лекторий-баре «ПОТОК» прошла встреча с норвежской писательницей Марией Парр. Её «Вафельное сердце» уже много лет держится в топе самых покупаемых детских книг. В Новосибирске творчество норвежской писательницы вышло на сцену. В апреле «Первый театр» поставил спектакль «Тоня Глиммердал» по книге Парр с одноимённым названием. С писательницей приехала Ольга Дробот — голос всех её книг. Именно Дробот переводила реплики из зала с русского на норвежский язык и ответы Парр с норвежского на русский. «Рост» сделал расшифровку открытой встречи.

— Что натолкнуло вас на создание истории про Тоню Глиммердал?

— Во-первых, мне хотелось написать о ребёнке, который проводит много времени на природе или в окружении взрослых. Во-вторых, мне хотелось написать такую важную вещь: в некоторых трудных ситуациях детям кажется, что это они во всём виноваты, но на самом деле в этом никогда нет вины ребёнка. Мы, взрослые, это понимаем, но не всегда. Мне было важно детям об этом сказать.

— В ваших книгах дети сталкиваются с миром взрослых, в котором есть какие-то проблемы, например, развод родителей. Нужно ли оберегать ребёнка от таких тем или надо разговаривать с ним честно?

— Я тот писатель, который считает, что с детьми нужно говорить обо всём. Развод родителей, например, тема, которая затрагивает и ребёнка. Важно говорить с детьми обо всём «трудном», чтобы они не чувствовали себя одинокими, один на один с проблемами. Возможность говорить об этом, читать в книгах, задавать вопросы, обсуждать то, что волнует, даёт ребёнку некоторую опору в трудной ситуации. Не нужно загружать ребёнка проблемами, которые от него далеки, но нельзя замалчивать то, что его затрагивает.

Фото: Клуб любителей детских книг и пирожков

— Все ли ваши персонажи выдуманы?

— Некоторые персонажи существуют в моей реальной жизни. Например, учительница Трилле из «Вафельного сердца» и тётя Тони Гриммердал — это мои подруги.

— Был ли прообраз Тони Глиммердал?

— Это выдуманный персонаж, который сначала был мальчиком, а по ходу работы над книгой превратился в девочку.

— Встретятся ли Тоня и Трилле в одной книге?

— Я об этом не думала. Для меня это два совершенно разных мира. Мне нравится идея норвежской писательницы Анне-Катрине Вестли, которая создала историю «Папа, мама, бабушка, восемь детей и грузовик». Она написала много книг и придумала такое место, где встречаются разные герои.

— Готовили ли вафли по рецепту из вашей книги?

— Вафли в Норвегии — это как борщ в России: в каждой семье есть собственный рецепт. В книгу я поместила рецепт моей прабабушки, мы им пользуемся.

— В какой из ваших книг вы бы хотели оказаться?

— Я бы отравилась в «Вафельное сердце», на место Трилле, поцеловала бы Лену.

— Что бы вы изменили сейчас в своих книгах?

— «Вафельное сердце» я писала 14 лет назад, и тогда мне казалось важным, чтобы герои были закадычными друзьями. Сейчас я бы не стала настаивать на этом. Не у всех детей есть лучшие друзья, и это может их обеспокоить. Я бы хотела уточнить, что важно просто иметь хороших друзей или приятелей.

— Читали ли вы свои книги после их выхода?

— В Норвегии так принято: писатели ездят со своими книгами по школам и читают их детям. Кажется, «Вафельное сердце» я могу рассказать почти наизусть. Сейчас очень популярны аудиокниги, я записала все свои истории в таком формате тоже.

Фото: Клуб любителей детских книг и пирожков

— Кто ваш любимый детский писатель?

— Астрид Линдгрен (после выхода «Вафельного сердца» Марию Парр нарекли «новой Астрид Линдгрен». — Прим. «Роста»). А любимая детская книга — «Рони, дочь разбойника».

— Почему решили стать писателем?

— В старшей школе я писала курсовую работу про Астрид Линдгрен. Я подробно изучила её биографию и творчество и подумала: прекрасная профессия — писатель, надо опробовать. Правда, на деле это оказалось гораздо сложнее, чем я тогда думала.

— Какое у вас хобби?

— Писательство раньше было моим хобби, а теперь превратилось в профессию. Поэтому пришлось искать другие развлечения. Я живу в очень красивой местности и люблю заниматься спортом, гулять на природе, ловить рыбу, кататься на лыжах. Теперь я увлеклась скалолазанием.

— Назовите пять главных дел в вашей жизни.

—Я могу назвать три важные для меня вещи. Находиться в мире и любви с близкими мне людьми — друзьями и семьёй. Проводить время на природе и писать.

— Животрепещущий вопрос от начинающих писателей из Новосибирска, какой совет вы могли бы дать тем, кто пишет свою первую книгу?

— Я с трудом даю такие советы. Сейчас сама в них нуждаюсь. Я поняла, что не смогла бы писать, если бы мне сказали: «Напиши вот об этом книгу». Мне важно, чтобы это вызрело внутри меня.

— Какая книга сделала вас увереннее?

— Писать книги — как быть вратарём. Когда ты написал книгу или поймал мяч, ты знаешь, что прекрасно справился с делом. Но когда тебе это снова предстоит, ты не можешь быть уверен, что получится в итоге. Предыдущие заслуги тебе ничем не помогут.

— Почему вы решили писать детские книги?

— Я начала писать «Вафельное сердце, когда мне было 14 лет. Я сама была ещё не очень взрослой, поэтому писала о детях. Теперь это осознанный выбор. Я считаю, что писать для детей — очень важно и почётно. Я горда, что этим занимаюсь.

Фото: Клуб любителей детских книг и пирожков

— Помогают ли ваши дети искать героев?

— Мои дочки пока мало мне помогают, приходится справляться одной. Я с удовольствием читаю им разные детские книги: для меня это и удовольствие, и важная вещь, как для писателя.

— С кем вам общаться интереснее — со взрослыми или с детьми?

— Мне интересно общаться со взрослыми, которые сохранили в душе детство. Больше всего я люблю одерживать связь между поколениями. У меня большая семья, все поколения общаются друг с другом просто, с юмором и позитивом.

— Как вам, взрослому человеку, удаётся передать детские мысли и описать то, что чувствует ребёнок?

— У меня нет точного ответа на вопрос. У каждого писателя есть какая-то сильная сторона. Я очень хорошо помню своё детство, помню, что я чувствовала и о чём переживала, поэтому мне легко писать об этом.

Фото: Клуб любителей детских книг и пирожков

— В каких ещё странах ваши книги обрели популярность?

— «Вафельное сердце» переведено на несколько десятков языков. Но, мне кажется, нигде так не любят мои книги, как в России. Для меня это большое потрясение. Представлять книги я ездила в Польшу, Германию, Италию, Англию, Исландию… и главное моё впечатление: дети всегда дети, они везде одинаковые.

— Кого из русских авторов вы читали?

— К сожалению, я читала не так много русских книг, только Достоевского.

— Какие впечатления от поездки в Новосибирск?

— Для меня приехать в Россию — это большое приключение. Я живу в маленькой деревне в Норвегии. И когда я сказала, что собираюсь в Сибирь, реакция была такая: «Чего?».

— Я Тоня Глиммердал из Новосибрска (Елизавета Кузнецова, актриса «Первого театра», исполняет главную роль в спектакле «Тоня Глиммердал». ­— Прим. «Роста»). У Тони есть девиз — «Скорость и самоуважение». А какой ваш девиз по жизни?

— Тоня такой человек, которым я бы хотела быть. У неё больше мужества и упрямства, чем у меня, и я стараюсь следовать её девизу. Вообще, я позаимствовала это выражение у дуга. Когда мы вместе катаемся на лыжах, и он спускается с крутой горы, он всегда так говорит, и я за ним повторяю.

***

«Рост.медиа» взял интревью у шведского сценариста и писателя Алекса Хариди.

Понравился материал?
Подпишись на рассылку «Роста»

Читайте также

Пушкин, Малевич и Ко

Молодые люди рассказали, с кем из знаменитых личностей прошлого они хотели бы потусоваться

Начитать за лето

Учителя литературы советуют, что почитать летом

Мы — библиотекари

Молодые библиотекари о том, почему они выбрали такую профессию, как сейчас работают библиотеки и насколько верны существующие стереотипы

Алекс Хариди: «Запретных тем нет»

Шведский писатель о табуированных темах в детской литературе, экранизации произведений и подростковых проблемах

Кошмар, в котором мы живём

Писательница Алиса Ганиева о своей авторской позиции, специфике первой повести «Салам тебе, Далгат!» и о том, как литература заклинает будущее

Заверните книгу, пожалуйста

Сотрудники книжных магазинов Новосибирска рассказали, какую литературу предпочитают покупать молодые люди

Лучше бы и не читал

Молодые люди о том, какие авторы и художественные произведения стали предметом их собственного разочарования

#нетnotживи

Журналист Александр Морсин о закрытии своего книжного магазина, журналистике и перформансе с Сашей Грей

«Мы не можем знать, что нужно подростку»

Нина Дашевская о том, как авторам удаётся переносить мир ребёнка на бумагу

Воспитать родителей

Зачем Новосибирску нужен фестиваль «Другие книги»

«Национальные предрассудки не так важны»

Писательница Гузель Яхина о новом романе, успехе «Зулейхи» и «Тотальном диктанте»

Все в библиотеку: зачем и за чем

Молодые люди рассказали, как часто они ходят в библиотеки

Проблема «другой» книжки

Анна Яковлева — организатор «Других книг» — о том, почему такие фестивали необходимы детям и их родителям