Тварь дрожащая или право имею

 

Отбивает ли школа любовь к чтению? Почему Пушкин — золотая середина школьной программы по литературе? Могут ли школьники учиться в удовольствие? «Рост.медиа» поговорил с заслуженным учителем России Ольгой Геннадьевной Косиненко и выяснил, что не так с уроками по литературе и как их усовершенствовать. 

«Рост.медиа» опросил около сотни новосибирских школьников и выпускников. Оказалось, что половине респондентов не приносят удовольствия уроки литературы. Мы выделили самые частые причины нелюбви школьников к урокам литературы.

Инфографика: Диана Джафарова

Причина 1. Уроки скучные и монотонные

Ольга Геннадьевна считает, что отношение детей к урокам литературы полностью зависит от преподавателя: «Если учитель интересен, то литература и русский будут любимыми предметами и пробудят желание читать». Но 50% опрошенных неудовлетворены уроками, 30% относятся к ним нейтрально и только 20% школьников нравится литература. Дело, несомненно, в подаче материала. 

По мнению школьников, обсуждения книг недостаточно, чтобы хорошо усвоить материал — нужен интерактив. Просмотр экранизаций и проведение викторин могли бы разнообразить уроки.  

Однако на уроках российские школьники анализируют произведения, пытаются докопаться до истины, чего не скажешь о западных методах преподавания. Например, в США уроков литературы нет. Американские школьники изучают предмет English, на котором просто читают книги и пишут на них отзывы. Тем временем у российских учеников есть возможность размышлять, спорить и высказывать собственное мнение. 

Причина 2. Нельзя думать своей головой

Высказать своё мнение, конечно, можно, но вряд ли его оценят по достоинству. Обычно за «неправильную» точку зрения на экзамене снижают балл, а на уроке ребёнок подвергается критике со стороны учителя. Ольга Геннадьевна согласна с тем, что школьников заставляют мыслить шаблонно: «Для меня это вопрос номер один. Это называется „двойная мораль”: заявляют одно, а делают другое. Пропагандируют смыслы, пропагандируют интерес к личности, а проверяют другое — это неверно. Но, надеюсь, придёт такое время, когда будет интересен сам ученик. Жаль только в эту пору прекрасную не придётся жить ни мне, ни тебе». 

Ольга Геннадьевна Косиненко

Для Ольги Геннадьевны в литературе нет правильных мнений. Главное — доказать свою точку зрения. Если школьник способен это сделать, тогда и урок станет интереснее. 

Причина 3. Нет желания читать

Мнение, что уроки литературы отбивают у детей желание читать поддерживает 58% респондентов. Ольга Геннадьевна не отрицает этот феномен и объясняет его подходом педагогов к преподаванию. В школьной программе предполагается изучение литературы как предмета, а не как искусства: «Это то же самое, что физика, химия, история. Если даже не нравится, то ты всё равно обязан её изучать». Ребёнок имеет право любить или ненавидеть литературу, однако на его отношение к предмету может повлиять учитель. Ольга Геннадьевна поделилась историей из своей практики: 

«Недавно в школу пришёл мой выпускник Никита и рассказал, что пишет стихи для своей песни. Показал их мне. Я говорю: „Никита, с чего это?“. А он: „Вы как в девятом классе пришли к нам преподавать, я влюбился в литературу и начал писать стихи“. Так было и с другими моими выпускниками. Я спросила: „Ты почему мне-то об этом не сказал?“, а он: „Я стеснялся вам об этом сказать, вдруг это плохо“. У него ещё и ответственность перед учителем была. Поэтому, я уверена, что всё зависит от педагога: отобьёт он любовь к литературе или не отобьёт?»

Однако 82% опрошенных отметили, что читать всё-таки любят. Это значит, что не только школа формирует отношение детей к литературе — есть и другие факторы. 

Кино. Множество фильмов сняты по мотивам произведений литературы. Так дети узнают о новых книгах и пытаются детально разобраться в сюжете. 

Семья. Родители с раннего детства подают ребёнку пример. Если взрослые читают, то и дети привыкают к такому образу жизни. 

Блоги. Instagram, Telegram и YouTube заполнены образовательными блогами о литературе. Благодаря блогерам школьники интересуются книгами и следуют за своими кумирами. 

Сообщества по интересам. Помимо блогов, в социальных сетях популярны литературные паблики. В них можно найти всё: от книжных мемов до рецензий и образовательных курсов и др.

Причина 4. Не учим новое

Из года в год в школах изучают творчество Пушкина, Лермонтова и Гоголя. Из-за экзаменов часть программы старшей школы посвящена повторению биографий и творчества авторов, изученных ранее. Дети устают от старой информации, они хотят новых фактов. 

«Наши дети — не студенты филологических факультетов», — поясняет Ольга Геннадьевна. Она считает, что в школах не обязательно давать «углублёнку». При желании ребёнок сам сможет раздобыть интересную информацию. Для школы важно выдать минимум и дать ученику базовые знания. Кроме того, по мнению Ольги Геннадьевны, если расширить круг произведений в школе, то дети не найдут времени на индивидуальное чтение. 

Распределение произведений зависит от программы, соответствующей ФГОСам (Федеральным  государственным образовательным стандартам). Например, программа руководителя комиссии по разработке ЕГЭ по литературе Сергея Зинина учитывает возраст учеников: в 6 классе школьники изучают патриотические произведения, а в 7 — тему любви, потому что именно в этом возрасте начинают влюбляться и т.д.

Причина 5. Только отечественные классики

Тексты зарубежных классиков в школах пропускают. Лишь Шекспиру и Гёте уделяется минимум времени. «Мы имеем дело не с автором, а с переводом», — рассказывает Ольга Геннадьевна. Человек не может полностью понять смысл произведения и «почерк» автора, если читает его на другом языке. Дело в том, что перевод не всегда совпадает с оригиналом. Поэтому Ольга Геннадьевна заключает: «Хочешь изучать зарубежную литературу — учи язык». 

Причина 6. Сложные произведения

68% респондентов отметили, что не все произведения школьной программы по литературе им понятны. Одним из самых сложных стал психологический роман Фёдора Достоевского «Преступление и наказание». Респонденты считают, что подобные произведения в школах дают не по возрасту. Ольга Геннадьевна согласна с этим утверждением: 

«У меня был ученик Дима. Когда мы писали сочинение по  роману «Война и мир», он открытым текстом написал в сочинении такую фразу: „Я не могу ничего сказать по этому роману, потому что он мне неинтересен и я его не читал. А вы наивный учитель и считаете, что все в классе прочитали. Нет, всего лишь 50% класса прочитало это произведение”. Его сочинение было на полторы страницы, мой ответ — на четыре. И первая фраза была следующая: „Дим, я тебе благодарна за искренний ответ, но, даже если бы один человек в классе прочитал произведение, я бы уже ликовала. Это значит, что я сумела разбудить интерес ребёнка”».

Сама Ольга Геннадьевна до окончания университета не читала «Войну и мир», вернулась к этому произведению только после начала работы в школе. Её позиция — ребёнок может не понять произведение сразу, но учитель может побудить его вернуться к прочтению через несколько лет. 

Кто виноват? 

Как оказалось, проблема не только в школьной программе, но и в подходе самих учителей. Есть несколько программ по литературе с разным содержанием: Г. С. Меркина, Г. И. Беленького, С. А. Зинина и другие. Учитель может сам выбрать для преподаванию программу, которая соответствует ФГОСам, удовлетворяет его взглядам и реализует потребности обучающихся. Если учителю не подходят уже имеющиеся программы, то он может разработать собственную. Всё это закреплено в статье 47 федерального закона «Об образовании в РФ». 

Ольга Геннадьевна тоже создавала свою программу «Эпохи развития литературы». Она считает, что «программа не загоняет учителя в рамки, потому что он сам вправе определять, по какой программе работать». 

Также программа не закрепляет правила ведения уроков — методика учителя может быть любой. Например, коллега Ольги Геннадьевны используют «Сторителлинг», чтобы дети сами рассказывали истории на уроках с предварительной подготовкой. Если детям неинтересны произведения, то тут снова играет роль мастерство педагога: он должен научить ребёнка вступать в диалог и сделать непривлекательный предмет привлекательным. 

Что делать?

Ученики предлагают добавить творчества и интерактива в уроки литературы. Например, писать собственные пьесы и ставить по ним сценки на уроках, устраивать викторины и поэтические вечера с музыкальным сопровождением, смотреть экранизации произведений и писать рецензии. Кроме того, дети хотят говорить о писателях как о простых людях с простыми проблемами, потому что в школах рассматривают лишь достижения классиков. Главное желание учеников — возможность высказать своё мнение и быть услышанными. 

Ольга Геннадьевна советует учителям почитать издание доктора психологических наук А. В.  Хуторского «Методология педагогики: человекосообразный подход». Одна из рекомендаций — никогда не задавай ребёнку вопрос, на который сам знаешь ответ. «Спрашивай детей и размышляй с детьми о том, до чего ты сам ещё не дошёл, — советует Ольга Геннадьевна. — Если ты знаешь ответ на вопрос и хочешь услышать его от детей — это бесполезная работа». 

Другая рекомендация — искренне удивляться мыслям детей. Ольга Геннадьевна считает, что и учитель на уроках должен учиться: «Когда ученики отвечают на вопрос, который меня волнует так, как я даже не предполагала, я понимаю, что урок состоялся. Я говорю: „Ребята, я 42 года работаю в школе и мне в голову эта мысль не приходила”. Вот тогда будет интересно. Не может быть интересен предмет детям, если он неинтересен учителю». 

Понравился материал?
Подпишись на рассылку «Роста»

Читайте также

Решили не получать

Истории людей, которые отказались от профессионального или высшего образования

Реальные книги: современные российские писатели и их произведения

Современные авторы, чьи произведения однозначно стоит прочесть

«Анфиса, это твой талант»

Выпускница программы «Учитель для России» о нюансах проекта и первом школьном опыте

IT в лагере

Как проходят занятия в Кампусе «Цифровой мегаполис» (регистрация на четвертую смену уже началась)

Пушкин, Малевич и Ко

Молодые люди рассказали, с кем из знаменитых личностей прошлого они хотели бы потусоваться

Начитать за лето

Учителя литературы советуют, что почитать летом

Извините, пожалуйста

Выпускники школ о поступках, за которые им стыдно

Включить «Зум» и лечь спать

Выпускник Артём Овчинников об образовании и звонке на «Вечерний Ургант»

Мы — библиотекари

Молодые библиотекари о том, почему они выбрали такую профессию, как сейчас работают библиотеки и насколько верны существующие стереотипы

Алекс Хариди: «Запретных тем нет»

Шведский писатель о табуированных темах в детской литературе, экранизации произведений и подростковых проблемах

Вспомнить ментора

Учителя рассказали, возникали ли у них в школьном возрасте проблемы с преподавателями, были ли любимые менторы и как должен выглядеть идеальный наставник

Современная школа: от Макиавелли до «Алёнки»

Молодые преподаватели о том, почему сложно ставить двойки, чем меряется ответственность взрослого человека и что скрашивает будни учителя

Кошмар, в котором мы живём

Писательница Алиса Ганиева о своей авторской позиции, специфике первой повести «Салам тебе, Далгат!» и о том, как литература заклинает будущее

ЕГЭ без репетиторов

Выпускники школ и учителя о бесплатных ресурсах, способных обеспечить достойную подготовку к ЕГЭ

Заверните книгу, пожалуйста

Сотрудники книжных магазинов Новосибирска рассказали, какую литературу предпочитают покупать молодые люди

Лучше бы и не читал

Молодые люди о том, какие авторы и художественные произведения стали предметом их собственного разочарования

#нетnotживи

Журналист Александр Морсин о закрытии своего книжного магазина, журналистике и перформансе с Сашей Грей

Чистосердечное признание

Выпускники новосибирских школ о том, что их больше всего не устраивает в системе образования и за что они готовы поставить лайк своей школе

«Мы не можем знать, что нужно подростку»

Нина Дашевская о том, как авторам удаётся переносить мир ребёнка на бумагу

Воспитать родителей

Зачем Новосибирску нужен фестиваль «Другие книги»

Не учитель, а нянька

Школьники, их родители и педагогический коллектив рассуждают, за что должен нести ответственность учитель

«Национальные предрассудки не так важны»

Писательница Гузель Яхина о новом романе, успехе «Зулейхи» и «Тотальном диктанте»

За гранью родины

«Рост» поговорил с молодыми людьми о том, почему они в своё время приехали в чужую страну и остались там жить

Учитель без замены

Анастасия Ладыгина — учитель русского языка и литературы — о своих учениках, учёбе в педагогическом вузе и системе образования

Все в библиотеку: зачем и за чем

Молодые люди рассказали, как часто они ходят в библиотеки

Проблема «другой» книжки

Анна Яковлева — организатор «Других книг» — о том, почему такие фестивали необходимы детям и их родителям