#нетnotживи

архив Александра Морсина

Первый и единственный магазин книг о музыке «Нет Not» — «умер». Месяц назад журналист и создатель «НN» Александр Морсин решил уйти из книжной торговли. Его друзья и посетители магазина запустили даже фирменный хештег #нетnotживи — уж очень сильно многих удивила эта новость. «Рост» узнал у Морсина, почему он закрыл свой магазин и как ему удалось сделать перформанс из интервью с Сашей Грей.

— Чем вы гордитесь в своей журналистской деятельности?

— Думаю, своими уходами из редакций и отказом сотрудничать с редакциями в тот момент, как только понимал, что мной манипулируют и подменяют журналистику пропагандой или рекламой.

— Пять лет назад вы брали интервью у Саши Грей. Спрашивали у неё про женские средства гигиены, которые дамы выкидывают в окна поездов. Зачем?

— Редакция «Сиб.фм» хотела освоить новый вектор развития. Брать героев, находящихся не совсем в стане жёлтой прессы, но более известных среднему обывателю. Тогдашний редактор предложила «чуть-чуть пожелтить». Я воспринял это в штыки. Ступив на эту тропу, ты неминуемо превратишься в участника «Пусть говорят». И тут приехала Саша Грей. Организаторы её приезда не разрешали говорить с ней о порнофильмах — это стало поводом, чтобы взять интервью у неё. С одной стороны, мы сохраняем лицо, но при этом, чёрт возьми, общаемся с Сашей Грей.

На её приезд повелись куча городских СМИ, на вопрос «Как вы относитесь к приезду Саши Грей в Новосибирск?» отвечал мэр! У меня раздувалась голова от того, в каком дурдоме мы живём и работаем.

Я решил изнутри взорвать ситуацию и устроить из интервью перформанс в пику редактору, местной журналистике, ожиданиям читателя. На ресурсе, который ценили за вдумчивые тексты с профессиональными фотографиями, рекордными новостями были упоминания Саши Грей в заголовке. Вот куда мы попали. Это был ещё и спортивный интерес: можно ли из интервью с Сашей Грей устроить нечто такое, после чего будут обсуждать вопрос, а не ответ? Потом было много перепостов, в комментариях писали «круто, ржака», либо «вы там уже совсем поехали, видно журналист был пьяный».

— Вы работали во многих изданиях, брали интервью у самых разных людей, в большей степени у бизнесменов. Почему вдруг ушли из этой сферы в книжную торговлю?

— Five o’clock (проект компании 2ГИС о бизнесе — Прим. «Роста»), которым я занимался, решили не продолжать. Это плохо расходилось, было коммерчески неэффективно. Так я отошёл от интервью. Книжный магазин напрямую связан с этим проектом, я делал интервью с москвичами, которые до этого оба работали в «Афише», писали о комиксах, а потом открыли первый магазин комиксов в стране. Я их послушал, и это стало таким спусковым крючком. Плюс всё копилось: я увлекался музыкой, чуть-чуть собирал специализированные книги. Потом понял: появилось некоторое право кому-то что-то советовать и рекомендовать.

Фото: архив Александра Морсина

— Кто поддержал вас тогда финансово и морально?

— Были собственные накопления и большая серьезная финансовая нагрузка родителей. Сказать, что меня полностью поняли и приняли — нет. Меня поддержал самый ближний круг, остальные просто не знали. Я написал за три дня до открытия в своем аккаунте: «Что за город вообще, нигде нет книжки про Боуи. Сам привезу и буду торговать». Потом написал, что придумал название магазина, осталось только открыться. Кто-то похихикал, лайкнул. А потом объявил, что магазин будет работать со следующего дня. На открытие пришли пять-семь человек. Я всё обставил так, что это казалось бредом. Пригласил на открытие Лену Полякову, тогда редактора отдела культуры «НГС.Афиши».

Она сделала репортаж, я выложил ссылку в социальные сети. Был большой ор в духе «Так это всё было правдой?». Волна интереса к магазину сошла уже через месяц. День через день посещали мысли: зачем я это открыл, кому это надо?

— Почему закрыли магазин?

— Причины на поверхности: за два года магазин так и не превратился в успешный коммерческий проект, я устал его тянуть. И финансово, и физически, и эмоционально.

— Уже два года в Новосибирске проходит литературный фестиваль «Новая книга». Возможно, «НК» помогла бы увеличить аудиторию вашего магазина, но «Нет Not» не принимал никакого участия в этом фестивале, в отличие от тех же «Плиния» и «Капитала». Почему?

— По причине своей дурацкой принципиальности. Я брезгую в общении с организаторами. Там ровно один приличный для меня человек — Лена Макеенко, литературный критик. В основании фестиваля стоит человек, с которым у меня был конфликт ещё во времена «Сиб.фм». Я понимал, что там будет муниципальное участие, бюджет, «Единая Россия». Потом я узнал, что туда приедет Захар Прилепин, странный с идеологической точки зрения человек, мне с ним сложно находиться даже в одном городе.

Фото: архив Александра Морсина
— Опишите человека, которого можно было назвать вашим постоянным клиентом?

— Их два типа. Первые — это увлечённый меломан, с музыкальным образованием, тот, который слушает пластинки. Он восполняет пустоту, когда всхлопнулись все музыкальные издания — Rolling Stone, Classic Rock, Афиша. Это люди разных возрастов.

Вторые — это старшеклассники, студенты, у которых осталась привычка к чтению книжек, в том числе и про музыку. К людям, которые приходили только за постерами, я спокойно относился. Понимал, что человек просто хотел сделать приятное другому или как-то раскрасить свой интерьер.

Вероятность того, что к тебе придёт человек, и ты не знаешь, что он спросит — процентов 80. Парней, которые приходили в косухе и просили «Металлику» – единицы. У людей обычно нет никаких атрибутов.

— В «Нет Not» продавалось много биографий. Про кого покупатели больше всего хотели узнать?

— Рокеры и классики. Первые — это классики 60-х, 70-х, за которыми тянется шлейф «секс, наркотики, рок-н-ролл», — Моррсион, Лу Рид, Мик Джаггер. Из русских это Цой, Горшок, Летов. А по классике — больше в сторону путеводителей для людей, которые хотят погрузиться в мир Моцарта, Бетховена, Баха.

— Где вы находили ассортимент?

— Это всё коллекционеры, маргиналы, которые сами издают книжки. Это всем известные ресурсы вплоть до «Озона». Иногда проще заказать пару книг там, они через три дня у тебя уже будут, чем 33 штуки в издательстве: да, так они будут гораздо дешевле, но только через три недели. Я беру книги примерно там же, где и все. Просто я больше знаю этих мест, постоянно слежу за теми же пабликами во «Вконтакте».

Фото: архив Александра Морсина
— Почему в России нет книжных магазинов о музыке, а только какие-то отдельные стенды?

— Не знаю. Я не шибко понимаю, что кому мешает. Да, это риск, но в качестве эксперимента, почему бы не выделить свои два стеллажа книжек про искусство? Не знаю, почему этим не стали заниматься книжные. Комиксы же начали отпочковываться. Теоретически были магазины, где большая часть книжек была про музыку, и они были вместе с пластинками. У меня пластинок не было, я в них ничего не понимаю. «Нет Not» был уникален, но у меня не было задачи выпрыгнуть с чем-то, чего у нас в России действительно не было.

— Остановимся на музыкальных критиках. Они сейчас вообще есть?

— Наверное, всё двинулось в сторону каких-то телеграмм-каналов, личного блога. Но имеет смысл по-прежнему заходить на Colta.ru, «Афишу», поглядывать за тем, что пишет Александр Горбачев на «Медузе». И ещё фейсбук Максима Семеляка.

— А с музыкой как дела обстоят именно в Новосибирске?

— Понятия не имею, не слежу за этим. По-моему, Элджей их всех уделает и будет прав. Если вы ждёте название группы, которую можно порекомендовать самой себе, — это проект «Ультралирика». И всё.

Понравился материал?
Подпишись на рассылку «Роста»

Читайте также

Мы — библиотекари

Молодые библиотекари о том, почему они выбрали такую профессию, как сейчас работают библиотеки и насколько верны существующие стереотипы

Алекс Хариди: «Запретных тем нет»

Шведский писатель о табуированных темах в детской литературе, экранизации произведений и подростковых проблемах

Кошмар, в котором мы живём

Писательница Алиса Ганиева о своей авторской позиции, специфике первой повести «Салам тебе, Далгат!» и о том, как литература заклинает будущее

Заверните книгу, пожалуйста

Сотрудники книжных магазинов Новосибирска рассказали, какую литературу предпочитают покупать молодые люди

Лучше бы и не читал

Молодые люди о том, какие авторы и художественные произведения стали предметом их собственного разочарования

«Мы не можем знать, что нужно подростку»

Нина Дашевская о том, как авторам удаётся переносить мир ребёнка на бумагу

Воспитать родителей

Зачем Новосибирску нужен фестиваль «Другие книги»

«Национальные предрассудки не так важны»

Писательница Гузель Яхина о новом романе, успехе «Зулейхи» и «Тотальном диктанте»

Все в библиотеку: зачем и за чем

Молодые люди рассказали, как часто они ходят в библиотеки

Проблема «другой» книжки

Анна Яковлева — организатор «Других книг» — о том, почему такие фестивали необходимы детям и их родителям