Пушкин, Малевич и Ко

Мир подарил нам много исторических личностей: цари, полководцы, преступники, писатели, актёры, вожди. Многим из них удалось оставить свой след в истории, и они продолжают быть интересны людям современности. Редакция «Рост.медиа» предложила молодым людям немного пофантазировать – с кем из знаменитых личностей прошлого они хотели бы потусоваться.

Сергей Устинов, 21 год

«С каким человеком из другой эпохи я хотел бы потусоваться? Скажу сразу: мне не хотелось бы тусоваться в прошлом. Наше время самое оптимальное для жизни: свобода слова, выбора и действий. Не хотелось бы попасть во время реформ Петра I, например. Он человек, который безбожно срезал бороды, строил корабли и, одним словом, перестраивал старую Россию по европейским чертежам. Мне было бы страшно жить в это время, но с великим императором хотелось бы обсудить некоторые моменты его деятельности, понять его цели и идеи, разобраться в том, как он дошёл до этих реформ, что хотел бы сделать дальше. И умер Пётр I достаточно рано, ему было всего 52 года. Наверное, сейчас мне хотелось бы донести до него, что русские традиции нужно сохранять.

Ещё я хотел бы увидеться с Сергеем Павловичем Королёвым. Рассказать ему о том, как в современной России за космическую отрасль отвечает журналист… И, наверное, о том, как в нашей стране стали заниматься наукой… Хотелось бы рассказать Королёву, что его считают кумиром многие гении XXI века. Илон Маск, например, говорил, что очень уважает Сергея Павловича. А ведь Королёв жил почти 60 лет назад. Гений своего времени, человек из обычной семьи. К чему я это? Таких людей, как Сергей Павлович Королёв, по моему мнению, очень много. В Москве, в Сибири, на Дальнем Востоке. И их нужно поддерживать государству, создавая программы по привлечению молодых талантов в науку и другие отрасли».

Анастасия Томбу, 21 год

«Я довольно часто фантазирую о том, как я перемещусь в прошлое и буду свидетелем какого-нибудь исторического события или чьейто смерти. Интересно же узнать, например, правда ли Есенин повесился, как рассказывают в школе, или это было убийство?

Прозвучит, наверное, банально, но я бы хотела увидеться с Пушкиным. Не потому что он хороший писатель — его произведения я не особо люблю. Мне кажется, он знал толк в веселье. Увидеть его студенческие годы, поднять чарку вместе с ним, обманывать издателей, навещать его в ссылке — звучит весело, да? Хотя едва ли он стал бы мне близким другом, я ведь родилась не мальчиком. Но если бы так произошло, то я бы постаралась ещё поприсутствовать на его последней в жизни дуэли. Предотвращать её нельзя, так как все мы помним про «эффект бабочки», но просто увидеть было бы здорово.

А второй человек из прошлого, которого бы я хотела увидеть, — Леонардо да Винчи. Сейчас он известен как художник, а тогда его считали чуть ли не сумасшедшим. Но этот гений умел буквально всё, ему давалось любое творчество. Мало на свете людей, которые были бы сразу и художниками, и учёными-изобретателями, и писателями, и музыкантами. Посмотреть хотя бы раз ему в глаза, хотя бы украдкой, а потом тихо, почти незаметно подложить ему на стол анонимную записку: «Ты не сумасшедший, ты — гений. Продолжай, тебя не забудут». Ведь всем нам нужно услышать от кого-то, что мы не психи и всё делаем правильно».

Соня Семичева, 21 год

«Фрэнсис Скотт Фицджеральд. Знаковая личность эпохи потерянного поколения. В то время люди умели веселиться: каждый их вечер был полон роскоши, будто это последняя вечеринка в их жизни. Тогда люди говорили о смерти, из-за прошедшей войны они знали её вкус, люди потеряли ориентиры в жизни и потому наслаждались каждым днём. Они не позволяли себе выглядеть обычно, есть обычную еду или пить дешёвые напитки — всё было первоклассным и особенным: танцы, музыка, искусство, люди и мысли.

Вторая личность — прекрасная принцесса Диана. Мне бы хотелось хоть на пару минут прикоснуться к такой знаковой персоне. Да, уже написано много книг и снято достаточно фильмов, из которых известно, что принцесса Диана была озорной и рисковой девушкой, она любила и умела веселиться, она была настоящей. Королевские правила явно были созданы не для неё, Диану очень хорошо характеризует следующая цитата: «Законы для того и созданы, чтобы их нарушать».

Мы бы ходили на бранчи, пили литры чая и выбирались на скачки. Вечером бы посещали оперу, возможно, организовывали благотворительные вечера. Делали званые ужины, куда приглашали бы культовых личностей, обсуждая с ними возможности оказания помощи нуждающимся. Кому-то покажется, что это не самый «улётный» досуг, но эти действия будоражат душу. Таких, как принцесса Диана, сегодня мало. Наверное, она одна из немногих, с кем мне действительно и по-настоящему хотелось бы стать близкими друзьями».

Влад Тайшин, 21 год

«Сейчас часто звучит вопрос — что для тебя есть искусство? В связи с этим я хотел бы потусоваться с Казимиром Малевичем. Конечно, из-за его «Чёрного супрематического квадрата». Супрематизм по Малевичу — это не просто направление в искусстве, а целая философия и способ нового устройства мира. Я бы с удовольствием побывал в компании художников, которые работали в этом направлении. Помог бы им оформить художественную выставку в Петербурге под названием «0,10». Я бы задавал Малевичу актуальные вопросы нашего времени о современном искусстве — как сам художник это определяет? Как избавиться от формы и оставить лишь содержание? «Чёрный квадрат» — масштабная во всех смыслах работа, которая оставила огромный след в развитии современного искусства, именно поэтому мне было бы приятно пообщаться с мировым художником.

Ещё я хотел бы потусоваться с Францем Кафкой. Его произведения, наполненные абсурдом, имеют множество интерпретаций. Наверное, я бы встретился с ним возле офиса или у него дома. Кафка не был популярным при жизни, поэтому мои вопросы о его произведениях точно бы его заинтересовали. Я бы пил с ним кофе и долго разговаривал — на чём строится его литературный мир: религия или собственная художественная мифология?

Было бы интересно пообщаться с деятелями искусства, не с целью найти «смысл» в их произведениях, а узнать личную интерпретацию автора. В эпоху contemporary art смысл произведения определяем мы сами. Об этом я бы у них тоже спросил».

Марина Вяткина, 21 год

«Я бы хотела затусить с Лениным, мне интересна личность человека, который не побоялся совершить революцию. Он, будучи юношей, принял решение изменить Россию, на что требовались, я думаю, колоссальные усилия.

Мы бы познакомились через наших общих знакомых — филологов и деятелей искусства, имеющих левые взгляды. Мне представляется зимняя ночь в старой съёмной квартире с обшарпанными стенами, деревянным полом и окнами с тонким стеклом. В комнате минимум вещей: диван, стол, на котором тускло светит лампа, множество стульев и табуреток. Подоконник и углы забиты книгами. Это жилая квартира общего знакомого. Мы говорим о жизни, искусстве и событиях, происходящих в стране и в мире. В такой атмосфере мы видимся с Лениным несколько раз в месяц, а затем иногда встречаемся, чтобы обсудить прочитанные книги. Я представляю нас с Лениным именно в компании, а не вдвоём, мне кажется, что более продуктивное общение было именно среди людей, разделяющих наши взгляды.

Я не думаю, что мы стали бы друзьями, так — неплохими знакомыми. Мне очень хотелось бы услышать его мнение о поправках в конституцию и узнать — изменилась ли страна за 100 лет? Не менее важным представляется обсуждение культа Ленина: как он относится к нему, считает ли необходимым спустя столько лет оставлять в стране бесконечное количество улиц и площадей, названных в его честь, памятников, которые есть в каждом городе? Интересно услышать, что он думает о мавзолее…».

Понравился материал?
Подпишись на рассылку «Роста»

Читайте также

Начитать за лето

Учителя литературы советуют, что почитать летом

Мы — библиотекари

Молодые библиотекари о том, почему они выбрали такую профессию, как сейчас работают библиотеки и насколько верны существующие стереотипы

Алекс Хариди: «Запретных тем нет»

Шведский писатель о табуированных темах в детской литературе, экранизации произведений и подростковых проблемах

Кошмар, в котором мы живём

Писательница Алиса Ганиева о своей авторской позиции, специфике первой повести «Салам тебе, Далгат!» и о том, как литература заклинает будущее

Заверните книгу, пожалуйста

Сотрудники книжных магазинов Новосибирска рассказали, какую литературу предпочитают покупать молодые люди

Лучше бы и не читал

Молодые люди о том, какие авторы и художественные произведения стали предметом их собственного разочарования

#нетnotживи

Журналист Александр Морсин о закрытии своего книжного магазина, журналистике и перформансе с Сашей Грей

«Мы не можем знать, что нужно подростку»

Нина Дашевская о том, как авторам удаётся переносить мир ребёнка на бумагу

Воспитать родителей

Зачем Новосибирску нужен фестиваль «Другие книги»

«Национальные предрассудки не так важны»

Писательница Гузель Яхина о новом романе, успехе «Зулейхи» и «Тотальном диктанте»

Все в библиотеку: зачем и за чем

Молодые люди рассказали, как часто они ходят в библиотеки

Проблема «другой» книжки

Анна Яковлева — организатор «Других книг» — о том, почему такие фестивали необходимы детям и их родителям