Градус ненависти и агрессии в нашем обществе стремительно растёт. В новостных сводках ежемесячно появляется информация о том, что группа подростков избила одноклассника за цвет волос, поведение, ориентацию… Список «причин» можно продолжать бесконечно. Самый наилучший способ борьбы с необоснованной агрессией и травлей — говорить об этом. Молодые люди, которые столкнулись с буллингом в школе, рассказали «Росту» о том, из-за чего общество повернулось к ним спиной и как они с этим справлялись.  

Настя, 20 лет

«Для кого-то школьные годы — приятные воспоминания. Для меня же последние годы в школе стали похожи на выживание. Когда я училась в 9 классе, нам с родителями пришлось переехать в другой город. Для меня это был сложный период, я привыкла к прошлой школе, у меня там были друзья. Признаюсь, сильно боялась переезда — вдруг меня не примут новые одноклассники? Подростки часто бывают жестоки. Но их я опасалась напрасно. Отношения не заладились с учительницей по физике. Она была строгой, требовательной. Её боялись многие в школе…

Я плохо понимала физику. Сказались ещё мои пропуски — в одно время я заболела, многое на уроке одноклассники прошли без меня, самой разобраться в темах было сложно.

Когда физичка меня вызывала к доске, я забывала даже то, что знала хорошо. Стала её бояться. Светлана Александровна сразу начинала психовать, называть меня тупицей, швырять мне в лицо мою тетрадь. После её уроков я начинала плакать, потому что унижения и оскорбления не прекращались. Я стала прогуливать физику.

Близился конец триместра. Мне грозила двойка, я всё рассказала своим родителям. Переводиться в другую школу не хотела. Моя мама была вынуждена решать эту проблему с директором школы. Я просто не знала, что делать. Но директриса ничего не смогла предложить нам, кроме как перевестись в параллельный класс. Там физику вёл другой преподаватель — спокойный и уравновешенный. Он никого не оскорблял, не выделял любимчиков. Говорил тихо. Он мне объяснил предмет, я стала понимать физику, устранила все свои пробелы. В 11 классе я даже сдавала ЕГЭ по физике, сейчас учусь в НГТУ на факультете техносферной безопасности.

Многие говорят, что личность учителя влияет на восприятие предмета. Это реально так. Я знаю, что не единственная, кто столкнулся с такой проблемой. Тут важно понять, что терпеть унижения нельзя. Надо сразу же начинать искать выход из ситуации. Он есть всегда, я в этом уверена. Многие считают, если просто уйти, поменять класс, школу, работу, где к тебе ужасно относятся, это слабость… Нет, это не слабость. Общество, которое находится вокруг нас, мы должны выбирать сами, а самое главное — в нём нам должно быть комфортно. Поэтому если ты понимаешь, что тебе в этом месте некомфортно, ничего не мешает уйти и найти новое место. Всё просто».

Владимир, 19 лет

«В пятнадцать лет я стал снимать ролики и выкладывать их на YouTube. Вдохновлялся блогерами, смотрел на их жизнь, на то, как они не боялись говорить о себе открыто. Не понимал, как им это удаётся. У меня было много комплексов — я боялся, что меня начнут обсмеивать. Мне было страшно. Комплексы пожирали меня всё больше и больше. Понимал, если не начну сейчас — не начну никогда.

Близкая подруга поддержала меня, я выложить своё первое видео на канал. Казалось бы, ничего сверхъестественного, но через пару дней обо мне уже говорили старшеклассники. Они решили, что я хочу прославиться, что я ставлю себя выше всех.

Школа превратилась в ад. Косые взгляды, обсуждения в классе. Я пытался на всё закрыть глаза. Однажды под одним из моих видео написали комментарий с угрозами. Потом таких комментариев стало больше. Запугивали меня, говорили: если я не перестану снимать — меня просто побьют. В один день меня столкнули с лестницы. Я расшиб лоб и колено. Завязалась драка. Конечно, нас разогнали, но мое чувство страха за собственную жизнь продолжалось ещё долго. Родители не понимали, почему я не могу бросить увлечение ради своей же безопасности, а я не хотел поддаваться общественному влиянию, я был уверен, что рано или поздно им просто надоест меня преследовать.

Им нравилось, наверное, что я испытываю страх. Думаю, они так самоутверждались сами, унижая меня.

Семья решила мне помочь. Родители нашли мне хорошего психолога. Я не мог обсуждать всё то, что со мной тогда происходило, с кем-то из близких. Мне было проще обсуждать такие вещи с незнакомым человеком. Психолог помог пережить это тяжелое время. Она понимала меня, посоветовала закрыть доступ к комментариям и всячески пытаться не реагировать на гнев со стороны. Психолог научила меня видеть разницу между обычной завистью, агрессией и конструктивной критикой. Я приходил к ней два раза в неделю, каждый раз наша беседа давала мне огромные силы на то, чтобы двигаться вперёд.

Я окончил школу, к счастью, переехал в другой город, где меня уже никто знал, а мои агрессоры просто забыли про меня. Когда у меня уже была небольшая аудитория, я вновь открыл комментарии. Угрозы мне уже никто не писал. Сейчас понимаю, что моё решение не бросить любимое дело было верным. Тех людей, которые занимались моей травлей, я больше никогда не увижу, а прекратить заниматься тем, к чему у меня лежит душа, было бы глупой идеей».

Елена, 19 лет

«Когда мне исполнилось четырнадцать, родители решили перевести меня в лицей. Он был и остаётся лучшим учебным заведением в городе, где я росла. В Бийске. Со мной в лицей перешёл мальчик Витя. Тогда он мне очень нравился. Его отец дружил с моей семьёй, мы часто проводили время вместе, выезжали на природу. Витя быстро адаптировался в коллективе, нашёл себе друзей. Для него не стало это проблемой. Но со мной всё случилось иначе.

За мой лишний вес меня стали унижать новые одноклассники. И Витя тоже. Они старались толкнуть меня, фотографировали в раздевалке перед физкультурой. Я стала переживать, хуже учиться. Думала лишь о том, как похудеть. Я совершенно не разбиралась в том, как правильно начать питаться. С родителями обсуждать такое я не могла, для меня это табу, они постоянно на работе, им не до меня. К диетологам одна бы уж точно не пошла, слишком маленькая. В конечном итоге я перестать есть.

Сначала было тяжело. Пила лишь чай, воду, из еды — немного фруктов. Моё состояние постепенно ухудшалось. Мне всё время хотелось спать. Нападки со стороны одноклассников продолжались, но я уже физически не могла бурно реагировать на всё это. Не было сил. Зато я худела, видела результат на весах. Меня это мотивировало…

А потом я упала в обморок и попала в больницу. Врачи диагностировали моё состояние как «близкое к анорексии». Меня начали лечить: капельницы, уколы, особенная диета. Я начинала приходить в себя через неделю пребывания в стационаре. Мама постоянно плакала. Не понимала, зачем я это всё делала, а главное — для кого. Моя подруга рассказала родителям о том, что творилось в школе, зачем я так изнуряла себя диетами. Вот тогда я начала осознавать, какую боль приношу не только себе, но и близким.

Сейчас часто прокручиваю в голове ту ситуацию. Не понимаю, как могла так к себе относиться. Начала читать литературу по психологии. Прочитала «Историю белой вороны» Айджи Майрок, которая сама подвергалась издёвкам в школе. Книга «Ответ» Аллана и Барбары Пиз научила меня не реагировать на окружающих. Пересмотрела свои взгляды на жизнь, короче. Я поняла, что пока не полюблю себя — меня не полюбит никто. Пусть и с парой лишних килограммов, зато в прекрасном самочувствии. С лицея я тогда ушла, родители поддержали меня в этом решении. Оставаться в этом коллективе у меня не было абсолютно никакого желания».

Понравился материал?
Подпишись на рассылку «Роста»

Читайте также

Игрушка из прошлого

Поговорили с молодыми людьми о вещах из детства, по которым они до сих пор скучают

В плену у дома

Студенты рассказали, как проходят их дни в изоляции

Неженское дело

Женщины, работа которых, по мнению общества, относится к занятию «мужским делом», о своих профессиях и стереотипах

Родиться в високосный

Молодые люди, которые появились на свет 29 февраля, о том, как они отмечают Дни рождения и что думают о суевериях

В поисках справедливости

Молодые люди рассказали о том, как часто они сталкиваются с социальной несправедливостью и что нужно сделать, чтобы её было меньше

А был ли Дед Мороз

Молодые люди поделились, когда они поняли, что Деда Мороза не существует

«Гризли»: недооценённые, сильные, первые

«Гризли» — первая команда по женскому хоккею в Новосибирске. Посетили их тренировку и узнали, с какими сложностями сталкиваются спортсменки и в чём проблема женского хоккея в России

Планета «Инклюзия»

Репортаж с репетиции инклюзивной театральной студии «Особенный ТИП»

Чувствовать момент

Посетили тренировки в новом центре фехтования и познакомились с теми, кто представляет нашу область на соревнованиях мирового уровня

Сделка с дьяволом

Молодые люди рассказали, как однажды клюнули на удочку мошенников

Смысл других жизней

Косплееры о том, почему они выбрали такое хобби, где делают свои костюмы и как на их увлечение реагируют другие люди

Зависать и не зависеть

Психолог Пётром Павленко о том, как понять, есть ли у вас зависимость от соцсетей. И если она реально есть, то как с ней бороться

Настроить жизнь

Как проект «Наставничество» помогает детям из детских домов адаптироваться в жизни

Модельная жесть

Через что приходится пройти молодым людям, чтобы попасть в модельный бизнес

Мейнстрим на психологию: вокруг все страдают

Молодые люди рассказали, почему обращаются к психологу и можно ли решить все проблемы самому

Набрался матов

Как часто молодые люди матерятся и стараются ли избавиться от обсценной лексики

Всемогущий Дед Мороз, что ты в этот раз принёс?

Что мы просили у всемогущего волшебника на Новый год и что в итоге оказывалось под ёлочкой

Из огня да в полымя

Как проходят тренировки в секции пожарно-прикладного спорта

Нам должно государство

Екатеринбургская чиновница Ольга Глацких считает, что государство ничего не должно молодым людям. Узнали, согласны ли с этим утверждением школьники и студенты

Сначала в «Доку-2» играть, а потом — убивать

Молодые люди о том, «зомбируют» ли их компьютерные игры и почему у «стрелка» Рослякова появился фан-клуб

Чашка терпения

Аня Ермошина устроилась официанткой в местный ресторан. О том, кто ест подогретый гаспачо, почему креветок должно быть пять и от чего зависит размер чаевых, Аня рассказала нам

Примите нас

Молодые люди, которых по каким-либо причинам притесняли родители, учителя и одноклассники, рассказали, как им живётся в статусе «не такой, как все»

Над пропастью во лжи

Молодые люди рассказали, как часто они скрывают что-либо от своих родителей

«Волонтёрский караван»: выходные с пользой и пониманием

Журналист «Роста» съездил с волонтёрами в Дорогинский детский дом

Чистосердечное признание

Выпускники новосибирских школ о том, что их больше всего не устраивает в системе образования и за что они готовы поставить лайк своей школе

Звёзды подиума

Узнали у молодых моделей, с какими препятствиями они сталкиваются и почему Новосибирск — гиблое место для моделинга

Не учитель, а нянька

Школьники, их родители и педагогический коллектив рассуждают, за что должен нести ответственность учитель

Босоногий Макс

Путешественник Максим Маслов о том, как внутренние кризисы могут изменить жизнь и что несёт в себе босоногость

Уйти нельзя остаться

Молодые люди рассказали, почему они уходили из дома

Жизнь в движухе

Фотограф Сергей Мордвинов о Монстарции, новосибирской архитектуре и фотографии

Игра в переодевалки

Дизайнер костюмов Нелли Карпушина о новогодних нарядах

Выражение по-македонски

Журналис Нусрет Исейни создал онлайн-газету для молодёжи Македонии Portali Shprehja. Мы узнали у Нусрета, можно ли журналистику в Македонии назвать свободной

За гранью родины

«Рост» поговорил с молодыми людьми о том, почему они в своё время приехали в чужую страну и остались там жить

История одного лета

Наш автор Роман Вотинцев всё лето провёл в детском лагере. Все подробности — в тексте

Зона свободы

За что молодые люди попадают в места лишения свободы, как справляются с обстоятельствами и какие планы строят на дальнейшую жизнь

Съедаемые страхом

Как редакция «Роста» прошла «Гонку героев»

Господа кадеты: с мечтою о подвиге

Чем кадетский корпус отличается от традиционной школы